You are viewing ed_limonov

Эдуард Лимонов вне политики
Ich bin weder Politiker noch Philosoph. Ich bin Schriftsteller...
Recent Entries 
.


ПАТРИОТИЗМ VS. ЛИБЕРАЛИЗМ

Эдуард Лимонов о главном идейном противостоянии России XXI века.

Вспомним затасканную либеральную присказку 90-х, отвратительную на сто процентов, которой либералы защищались в спорах от красно-коричневых: «Патриотизм — последнее прибежище негодяев!»

Так это они гордо выпаливали, с восклицательным знаком. Якобы кто-то из великих такое сказал некогда. Кто именно, мир позабыл, осуждение осталось, якобы моральное осуждение. Бездоказательное, как ругательство.

Прошли два десятилетия.

Весной этого года оказалось, что реагируя на воссоединение Крыма с Россией, последним прибежищем воспользовались где-то 87 процентов граждан России.

С патриотизмом всё в порядке, он из страстной эмоции стал респектабельной идеологией, а вот с либерализмом — не всё в порядке.

Либерализм, относящийся к числу интернационалистских идеологий, стал блекнуть и терять привлекательность ещё в конце прошлого, двадцатого века. Победив, как его апологетам тогда казалось, другую интернационалистскую идеологию — коммунизм, либерализм надорвался и стал чахнуть.

Антиглобализм, появившийся на рубеже веков XX и XXI на Западе, выступил как современная форма антиинтернационализма.

В России с антиглобалистских позиций первыми выступали уже с 1993 года нацболы (акции против Макдоналдса, кричалки «Рубль — да, доллар нет!», «Если ваш ребёнок тянет руки к «Сникерсу», дайте ему по рукам!» и прочее).

Так что наша страна на этом фронте опередила Запад, или по крайней мере не отставала от него. Историки, я уверен, оценят по достоинству деятельность НБП* и её место в ниспровержении глобализма и либерализма.

В антиглобализме уже видна была тенденция к обособлению стран, к выходу из капиталистического интернационала производства и потребления.

Поэтому в движении антиглобализма соседями оказались французский крестьянин, борющийся за право вырастить столько коров, сколько он может, выступающий против диктата брюссельского европейского правительства, и русские панки с Летовым во главе с отвращением наблюдавшие пришествие бандитского капитализма в своей стране.

Пока российская либеральная буржуазия смаковала свою позднюю, очень позднюю, самую позднюю на планете победу, нацболы уже копали ей могилу. С весёлым энтузиазмом, следует заметить.

В красно-коричневом движении объединились в 1991-1993 годах как раз патриоты. И мятеж 1993 года был патриотическим мятежом против глобалистского либерального капитализма. За Родину, но не за нацию, за Родину, но не за коммунизм.

Красно-коричневых образца 1993 года привычно изображают как старые силы, пытавшиеся вернуться к власти.

Это неверно. То был новый коктейль Молотова из старых сил.

1993-й можно считать датой рождения нашего отечественного патриотизма. Родившись, он, впрочем, сразу потерпел кровавое поражение и был силой изгнан из политической жизни. Но никуда не исчез, и жил в каждом прищуре и плевке жителей моногородов и российской провинции.

После подавления восстания патриотов либералы быстро оправились от шока и прожили в мире и согласии между собой ещё где-то целое десятилетие.

В 2003-м либерал, ученик Собчака, но авторитарный лидер В.В.Путин, изгнал ультралиберальные партии из Парламента страны — Государственной Думы. Они показались ВВП лишними в той политической конструкции, которую он отстраивал для страны. «Яблоко» и СПС постепенно, не сразу ушли в оппозицию. К 2006 году в оппозицию перешли видные либералы Каспаров и Касьянов.

2006-2011 годы были для ультралибералов годами политического ученичества. Больше всего они учились у нацболов. Нацболы оказались самой заметной частью айсберга патриотизма.

Патриотизм, между тем, бурно развивался в это время в российской провинции, поскольку его силой изгнали с основной политической сцены, он бродил в народе и прибывал количеством. Интересно, что патриотизм в провинции не хотел становиться национализмом и не стал, вопреки всем мрачным предсказаниям политологов.

В 2011 ультралибералы предприняли сдержанное восстание, своего рода бунт на коленях. Без предательства они обойтись не смогли. Первыми, кого они предали, были нацболы. Затем, чуть ли не в тот же день, они предали радикалов в своей среде и гордо, но покорно ушли на Болотную.

К 2013 году бунт ультралибералов был подавлен. Не силой оружия, как бунт патриотов в 1993 году, но с помощью предателей в их среде и терпеливой хитрой политике постоянного давления.

В том же 2013 в ноябре вспыхивает националистический бунт в Киеве.

Хребет украинского государства сломан.

И тут вдруг в Крыму неожиданно для всех, появляется во всей красе и силе патриотический мятеж. На сей раз против украинской государственности. Российское государство неожиданно благосклонно поддерживает этот мятеж. Крым становится российским.

В конце февраля-начале марта, стимулированный захватом власти в Киеве украинскими ультранационалистами, вспыхивает патриотический мятеж на Донбассе. Там мы, если обратим внимание, видим множество лиц, участвовавших в мятеже около Белого Дома в Москве в 1993 году.

Идёт война, идут бои.

На наших глазах происходит кровавая схватка между украинским национализмом и российским патриотизмом.

А где либералы?

А они никому не нужны. Они выбыли из жизни.

Они сами себя дискредитировали тем, что бросили вызов подавляющему большинству наших соотечественников.

Неумные и даже не расчётливые, либералы выступают на стороне националистов Киева.

Ну, и куда это годится? Никуда!

Они несут дикие вещи в своих СМИ, настолько дикие, что их даже не сажают. А презрительно не обращают на них внимания.

Всё равно их время истекло.

Они как глупые, бестолковые, сошедшие с ума дядюшки и бабушки.

А тут ещё Новодворская у них умерла, получился символический «The End» либерализма в России.

*НБП — российская общественно-политическая организация, не имеющая официального статуса партии, зарегистрированная в качестве юридического лица в 1993 г., ликвидированная решением суда в 2005 г. и запрещённая в 2007 г. решением суда как экстремистская организация.
.
.


АПОСТРОФ

Сегодня в это верится с трудом, но ведь были времена. Когда сознательное разрушение промышленности при Ельцине, в период "путинского гламура" компенсировалось перемещением высвободившейся рабсилы в сферу услуг, банковских и юридических. "Офисный планктон" плодился, размножался, жирел, но это тот случай, когда количество — не превратилось в качество. Раздутый штат юристов не дал на выходе тех личностей, которые давали девяностые. Поэтому интересно вспомнить (а кому-то и ознакомиться) с правовой практикой "периода первоначального накопления", результаты которого влияют на ситуацию в РФ до сих пор.

Книга адвоката Сергея Беляка "Адвокат дьяволов" подоспела как раз вовремя. Это не унылые воспоминания "героев вчерашних дней" и не бредни на тему "как нам обустроить Россию, воскресив Тени Прошлого". Сергей — вполне успешный и известный юрист, музыкант, фотограф, в меру циничный сибарит. Последнее качество — особенно ценно. Публика насмотрелась с переизбытком на вороватых борцов с коррупцией, коммунистов-стяжателей, прикормленных Госдепом патриотов, и либералов, считающих, что любая идея, которая их чем-то не устраивает — нуждается в уничтожении. Беляк любит жить в своё удовольствие, а доходы позволяют быть достаточно честным, ни перед кем не заискивая, без фарисейства.

Не слишком сдерживает Беляка и "корпоративная солидарность", поэтому "за придурь, за погашенный светильник" — оплеухи щедрой ладонью раздаются и коллегам, и фигурантам процессов. А в знаковых, политических, медийных судебных процессах ему довелось поучаствовать сверх пропорции. В принципе, большинство сутяжнических дел о "защите чести и достоинства" той поры были тем, чем сейчас занимаются огромные штаты пиар-служб. Потенциальные штрафы, "защищающие деловую репутацию" — копеечные, прессе можно нести что угодно (если это не касается "правильного" передела собственности), "судебных ток-шоу" ещё не придумали. Журналисты сами придумывали криминальные истории и самодеятельную политологию (в реальные, конечно, не лезли), сами их разоблачали, а потом радостно освещали ход саморазоблачения.

Вот и приходилось политикам, не имеющим доступа к СМИ (наивные дурачки могут всерьёз рассказать что "При Ельцине такого не было"), "выискивать блох" в писаниях борозописцев и подавать иск. Методика с виду простая, но без личности политика или защитника (вместе, а не по отдельности) — не действует. А личностей Беляк защищал действительно незаурядных. Тот же Жириновский и сейчас ещё может повеселить публику, а уж во времена оны и вовсе был без тормозов. Описание отдельных судебных тяжб в изложении Беляка — выглядит просто феерично. Ну, в самом деле, куда причмокивающему Гайдару или подзабытой даме из Ярославля — тягаться с монстром? Тут не поможет ни провинциальная сотрудница юридических услуг, вставляющая ненормативную лексику в речь как междометия, ни могучие столбы правозащиты, до сих пор надувающие щёки и протирающие дорогие костюмы в различных общественных советах.

Но были политические дела и не столь весёлые. Для защиты "красно-коричневой чумы" или нацболов — рукопожатные правозащитники в очередь "почему-то" не выстраивались, "Амнести интернейшнл" в списки "узников совести" их не заносила, и даже самые захудалые телеканалы не показывали "митинги протеста". Скучной адвокатской работой, не обещавшей огромных гонораров, с методичным исключением доказательств обвинения, выискиванием противоречий в показаниях свидетелей, поиском процессуальных закорючек, чтя Уголовный кодекс, занимались люди типа Беляка и его команды. Конечно, в ходе этой работы завязывались менее формальные отношения, описания которых — тоже не оставляют равнодушным.

Но, конечно, большинство процессов "адвоката дьяволов" касалось дел криминальных. Хотя, конечно, отделить уголовщину от спора хозяйствующих субъектов, а всё вместе — от приватизации, — не представлялось реальным даже теоретически. Собственно, как и сейчас, объяснить чем "рейдерство" хуже приватизации — не сможет никто, правовая база, в общем-то, одна. Но тут, конечно, есть своя специфика. Конечно, не каждому повезло своровать (приватизировать) нефтяные скважины, алюминиевые заводы или алмазный фонд. И понятно, степень ответственности будет несколько разной для организатора расхищения или расхитителя. Получение условных семи лет за кражу миллиарда или реальных пяти за кражу медного провода — тоже нерешаемый вопрос неравенства стартовых возможностей. Но во всём остальном свобода выбора всё-таки есть. И эта свобода — нанимать одного адвоката или другого, слушать его советы или можно обойтись — тоже познавательно.

У кого-то, конечно, по прочтении книги "демонического адвоката" может возникнуть и ностальгические нотки. Ведь никакая "Стрелка осциллографа" не заменит былого бульканья "Бабы Леры", нынешние либералы — тьфу, и растереть по сравнению с прошлыми, а даже мелкие, но находящиеся группы, идущие за Немцовым в борьбе "за честные выборы" — будят приступы мизантропии. Но потом вспоминаешь лозунг партии сибаритов "Хорошо, когда хорошо" — опять становится хорошо.
.
.
"Очарованный остров" - "книгу июля" в рейтинге магазине "Москва" - накануне [10 июля] представили участники проекта Виктор Ерофеев, Юрий Мамлеев и Эдуард Лимонов, а также составитель сборника и автор вступительного эссе Геннадий Киселев. отсюда



Эдуард Лимонов, Геннадий Киселев, Виктор Ерофеев и Юрий Мамлеев


.
.


РЕЗАЛИ ПО ЖИВОМУ

Писатель и политик Эдуард Лимонов — об исторических причинах сегодняшнего военного конфликта в Донбассе.

Что творится в Новороссии, то есть в Донбассе, мы все знаем, наблюдаем. Кто-то поверхностно, по заголовкам СМИ. Те же, кто принимает ближе к сердцу эти события, имеет возможность получить подробную информацию. Интернет позволяет следить за войной в деталях.

Сейчас в Донбассе сложно и тяжело. Идёт полномасштабная война, очень смахивающая уже на военные действия Второй мировой. Ну а как ещё, если, к примеру, 70 единиц украинской бронетехники подошли к Луганску с одной стороны и 40 единиц — с другой?

Ну а как ещё, с чем сравнить, если мы видим искарёженные трупы женщин, стариков и детей, наблюдаем разорванные тела и кровь, да кровь, да кровь...

Ну а как ещё, если шипят миномёты и с отвратительным свистом режут небеса реактивные батареи, «Грады».

Всё уже так далеко зашло, так далеко...

На подступах и к Луганску, и к Донецку идут ожесточённые бои.

Только и поражаешься воинскому умению ополченцев, воюющих много лучше киевских «укров», или «укропов», как их уже привычно называют жители народных республик ДНР и ЛНР, да и журналисты.

Под Луганском батальон «Заря» армии ЛНР отбивает атаки на город с разных направлений. Временами сбивают киевские самолёты, сжигают колонну «укров», идущую на подмогу аэропорту Луганска, где сидит в окружении целая киевская группировка. Войска Стрелкова не дают киевским карателям войти в Донецк. Три «котла» сейчас образовались на территории Донбасса, в которых ополченцы окружили свыше 4 тыс. киевских военнослужащих.

Ситуация каждый день меняется.

«Иногда, — пишут мне из Луганска, — складывается впечатление, что всё скоро рухнет. Потом вроде всё оказывается нормально. Объективно, если брать силы, которыми атакует Украина, они, конечно, на порядок сильнее. Соотношение 1 к 10 и даже 1 к 20 совсем не преувеличение. Пока удаётся маневрировать и наносить урон «украм», но они теснят и благодаря численному преимуществу поджимают ополченцев к Луганску (похожая ситуация и в Донецке).

От границы «укров» вроде отогнали. Плюс всё-таки добровольцы сражаются гораздо лучше, чем украинские солдаты, однако у украинской армии тоже есть преимущества и помимо численности — чувствуется профессиональное командование, чёткие стратегические и тактические планы».

— Господи, дай нам победу! — прошу я. — Дай нам победу!

Враги донбасского восстания, неизвестно, что они просят у Господа, если просят. Если украинскую победу в Донбассе, это подло.

Враги предвзяты и вздорны. Сергей Бунтман на «Эхе Москвы» бросил раздражённо: «Если бы Россия занималась своими делами, вместо того чтобы поддерживать Донбасс...»

Слушайте, Бунтман, у меня в Харькове могилы родителей, таким образом это и моё дело, я там школу окончил, жена Анна там похоронена, я три книги написал о городе Харькове, а сейчас там нацболы воюют... Как так Россия заниматься должна своими делами, вы что, Россию с Москвой путаете, с ЦАО?

Откуда он взял что это не дело России, Донбасс? Ну откуда?

Таких, как я в России несколько миллионов, это наше дело!

То, что происходит, — следствие крайней жестокости и безразличия Ельцина и Ко, всех этих модных либералов 1990-х годов. После 1991 года Ельцин стал, как царь, раздавать земли вместе с населяющими их народами. Какое он имел право?! А никакого.

Никакого!

Резали народы по-живому, нимало не заботясь о том, что с ними будет. Отдавали пакетом, в административных границах, чтобы не возиться с ними.

Перерезали Донбасс надвое: восточная часть осталась России, а западная досталась Украине — за какие заслуги-то? Шахты и Миллерово — российские, а Донецк и Луганск — украинские, а в чём отличие? Да никакого отличия нет. Те же люди, те же шахты. Когда при советской власти такое разделение существовало, то оно не имело никакого значения, административное деление и только. Страна всё равно управлялась из Москвы.

Но теперь-то другой коленкор, теперь бойня, кровища...

Прислушайтесь к говору людей Донбасса, каждый день мы слышим их, страдающее население, потерявшие близких, свидетелей, беженцев.

Прислушавшись, вы без труда понимаете, что это южный диалект русского языка, простецкий южный говор Ростовской области, Краснодарского края, Ставрополья. Это всё один народ, но его перерезали безжалостно надвое в 1991 году, и вот он переживает страшные последствия ельцинского преступления.

Резали по-живому.

«Укры» привыкли к награбленному, на халяву доставшемуся, и считают его своим. И прут на своих танках, чтобы силой удержать награбленное. И убивают.

Так-то, г-н Бунтман с «Эха Москвы».
.
.


<…>

Что же касается так называемого «теневого кабинета», то его идея хотя и действительно принадлежала Митрофанову, но создание такого «кабинета» было продиктовано исключительно соображениями пропаганды партии, но не попыткой противопоставить этот виртуальный орган реальному высшему совету ЛДПСС и, как пишет Жариков, коммунякам в нем во главе с Жебровским.

Жебровский-то как раз вошел в список министров этого теневого кабинета.

Сообщение о создании Жириновским такого кабинета появилось в СМИ 22 июня 1992 года. А Жариков, видимо, вспоминает о тех далеких уже событиях по знаменитому ныне фотоснимку «теневого кабинета», который был сделан чуть позже и на котором Станислав Жебровский отсутствует. Но скромный, погруженный в повседневные партийные заботы Жебровский просто не захотел тогда ехать в фотоателье, потому что не предполагал (как и многие другие жириновцы), что эта обычная фотосессия в ателье у Бутырской тюрьмы будет потом названа кем-то «съемкой членов теневого кабинета министров Владимира Жириновского».

Итак, в июне 1992 года по эскизу, разработанному Архиповым и художником Хромовым, был изготовлен большой герб партии. На фоне этого герба Жириновский и захотел сфотографироваться со своими соратниками.

Эта фотография, теперь широко известная, была опубликована впервые лишь в январе 1994 года в газете «Известия». Опубликована, когда партия уже стала парламентской, а «министры» Архипов, Жариков, Курский и некоторые другие жириновцы, запечатленные на ней, остались на обочине большой политики.

Пояснительный текст под фотографией с указанием фамилий и «министерских постов» участников съемки написал сам Архипов. При этом (из вредности или стеба ради) он назвал «министра» Александра Курского «Курбским», и так это потом попало в другие, источники, включая и книжку Эдуарда Лимонова.

Но в момент фотосъемки мало кто из присутствующих думал о каком-то «теневом кабинете», прекрасно осознавая, что кабинет этот в полном смысле — потешный. «Команда КВН»,— назвала этот «теневой кабинет» Наташа Медведева, и была права.

Всерьез его восприняли лишь жириновцы на местах, пытаясь даже тихо роптать, почему это вождь обошел их вниманием, но дал «министерский портфель» чужаку Лимонову и каким-то неизвестным москвичам.

Да, отбор участников съемки был совершенно случайным. Если бы в центральном аппарате партии в тот момент было много людей, то, уверен, Вольфович пригласил бы в студию всех,— как он пригласил через год всех жириновцев, «соколов» и сочувствующих в депутаты Государственной думы. Но летом 1992 года в центральном аппарате ЛДПСС людей было совсем мало, да к тому же Жебровский, Минаков, Богатый и Жуковский поехать фотографироваться не смогли или не захотели. Жемло тоже не поехал, так как он сидел за секретаря на телефоне, а замены себе на два часа так и не нашел, хотя Вольфович включил и его тоже в список членов своего «кабинета» в качестве «начальника Управления исполнения наказаний».

Позже, когда веселый, худенький Саша Жемло сам угодил в тюрьму, до меня дошли слухи, что он был профессиональным и очень авторитетным вором-карманником по прозвищу Кошкин Дом (как называют один из корпусов Бутырской тюрьмы). Это объясняло многое: и то, что он жил в помещении штаба партии, прикрываясь по ночам на диване офицерской шинелью, и то, что не поехал вместе со всеми фотографироваться, и то, что на вопрос Вольфовича, кем его назначить в теневом правительстве, куража ради ответил: «Начальником УИН».

Управделами Валентин Минаков и сам Вольфович предлагали поехать в фотоателье и мне, но я отказался, считая, что адвокату делать этого не стоит (то есть не стоит публично заявлять о своих политических взглядах и тем более примыкать к какой-либо партии).

Не смогли участвовать в фотосессии и немногие другие близкие Вольфовичу люди, типа Михаила Дунца.

И тут на выручку, как всегда, пришел Архипов, который оповестил о возможности «сфотографироваться с Жириком» всех своих приятелей и знакомых. Именно он пригласил Александра Курского (распространявшего по Москве газеты «Либерал» и «Сокол Жириновского»), Юрия Бузова (коммерсанта, с которым познакомился всего за месяц до этого в самолете при перелете с Жириновским из Симферополя в Москву), Сергея Жарикова и Эдуарда Лимонова.

Жариков оказался там не только из-за дружбы с Архиповым, но и потому что изготавливать огромный партийный герб помогала его тогдашняя подруга — художница Ольга Померанцева (она же была и членом редакции газеты «Сокол Жириновского»).

А вот поехавший было вместе с Митрофановым в фотоателье его друг Александр Филатов (будущий депутат, но тогда еще вообще никому не известный человек) в последний момент заскромничал и в исторический кадр не попал. А если бы попал, то через два года Архипов назвал бы его, наверное, «министром путей сообщения» или как-нибудь иначе.

Лимонов, которому еще предстояло познакомиться с Жириновским поближе в Париже, согласился участвовать в фотосъемке из любопытства. Еще в феврале 1992 года Лимонов признался на страницах «Московского комсомольца», что он «ищет банду, к которой мог бы примкнуть». И вот он ее нашел.

А я даже сейчас помню тот жаркий летний день, когда перед поездкой в фотоателье Эдуард появился в Рыбниковой переулке в черном кожаном пиджаке и не очень уверенно прошел по темному коридору штаб-квартиры до залитой солнечным светом приемной Жириновского…

И кто же в итоге попал в объектив истории?

На фоне герба ЛДПСС мы видим десять человек. Сам Жириновский («премьер-министр») стоит выше всех. Возле него с серьезными лицами, кроме Андрея Архипова («министра информации»), стоят и сидят: Андрей Лосев (тот самый, который через пару лет будет заниматься выпуском водки «Жириновский», но не вошедший в «кабинет министров»!); Ахмет Халитов («министр продовольствия и земледелия»); Алексей Митрофанов («министр иностранных дел») — невысокий и еще худой, но так стиснутый со всех сторон своими крупными соратниками, что на снимке видна лишь одна его голова; Михаил Мусатов (бывший политработник Советской армии, пришедший на съемку в черной морской форме капитана первого ранга и названный зловредным Архиповым в «Известиях» «товарищем военного министра», следовательно, должность министра он как бы еще и не заслужил); Александр Курский («министр минерально-сырьевых ресурсов») и Юрий Бузов («министр внешней торговли»). Только не спрашивайте, зачем в новом государстве с рыночными отношениями Жириновскому понадобилось такое министерство из застойного советского прошлого! Должности придумывали себе либо сами «министры», либо Андрей Архипов. Беспартийные Сергей Жариков и Эдуард Лимонов получили, соответственно, должности «министра культуры и по делам молодежи» и «директора Всероссийского бюро расследований (ВБР)».

Все в лучших традициях «Сокола Жириновского», отпечатанного в Мухосранске.

Через три года бывший «министр» Курский с обидой мне расскажет, что, встретившись спустя несколько лет с Жириновским, он вдруг услышал от него упрек за то, что якобы недосдал в партийную кассу в 1992‒1993 годах сколько-то там рублей за проданные у музея Ленина газеты и календарики с символикой ЛДП.

— Да ладно тебе накручивать!— попытался я его успокоить.— Вольфович, наверное, пошутил, а ты и поверил!

— Нет, он говорил серьезно. Какая память!..

А для Андрея Архипова запоздалая публикация той фотографии «первых министров теневого кабинета» Владимира Жириновского» была нужна для собственного пиара — чтобы найти себе работу в Государственной думе. Что в итоге и получилось: его взял в аппарат своего комитета по геополитике коллега по «теневому кабинету» и однопартиец по ЛДПСС и Право-радикальной партии Алексей Митрофанов.

<…>
.
.


<...>

— Можно потерзать вас про политику?

— Да, пожалуйста. Политика — это концентрированное выражение морали.

— Вот именно с точки зрения морали — мы здесь читали некоторые недавние высказывания Вашего хорошего знакомого Сергея Лукьяненко, которые нас очень сильно покоробили.

— И меня покоробили. Когда мой друг Сергей Лукьяненко, говоря об украинцах, пишет: «Не щадите их, мой президент!», мне кажется, он превращается в кого-то из своих отрицательных героев. Но, ребята, я вам хочу сказать одну реально важную штуку: не надо ждать от писателя этически выверенных высказываний. Писатель существует для того, чтобы он ошибался, а общество с любопытством за этим следило. Писатель — не мудрец, не производитель абсолютных истин. Писатель ставит над собой достаточно жестокий эксперимент. Помните, как говорил патер Браун: «Почему я раскрыл все эти преступления? Потому что в душе я их совершил». Писатель, к сожалению, рожден, чтобы переживать все эти внутренние драмы, и чтобы другие из этих внутренних драм извлекали бы глубокий нравственный урок. Сережа Лукьяненко поставил на себе жестокий эксперимент — он решил почувствовать, какие ощущения испытывает русский националист. Ну и заигрался в этом немного. У меня сейчас очень много друзей заигрались. Один замечательный московский поэт, которого я не буду называть, дописался до того, что вся интеллигенция, которая выжила — это большая ошибка Сталина. И ошибка Путина, что он ее не уничтожает. Что, он думает так же? Нет, конечно. Он заигрался. В России все заигрываются, а писатели в особенности. Так что относитесь к этим чудовищным метаморфозам Сережи Лукьяненко как к еще одному его литературному тексту. В этом — задача писателя. Понимаете, когда артист играет гадину, ему нужна терапия. Лукьяненко много пишет о злодеях, о космических планетарных злодеях, и сам немножко заразился, инфицировался. Лимонов всю жизнь писал о злодеях, и тоже стал злодеем, человеком, который публично призывает к расправе надо мной — надо мной, который защищал его и вытаскивал из тюрьмы… Это нормально. Я призывал к милосердию, он — к расправам надо мной. Это прекрасно. Он считает, что меня надо расстрелять. А я считаю, что его надо помиловать, простить, пожалеть, отпустить, вылечить. Дать ему бабу, наконец, хорошую, а то он общается черт знает с кем. То есть как-то спасти его нужно. Писатель — это человек в очень травматичной, очень тяжелой обстановке. Мне тоже нелегко, но меня выручает, что у меня рефлексия очень хорошо поставлена, я же литературный критик, и когда я заигрываюсь в отрицательного персонажа, он мне всегда говорит — а ну-ка, давай посмотрим на это с другой стороны. А у большинства писателей нет этого инструментария, Лукьяненко же не критик. Поэтому давайте смотреть на него и на его примере учиться быть хорошими.

<...>

отсюда
.
Во Франции издательством Bartillat отпечатана и поступила из типографии "Книга Воды" в переводе на французский. В магазинах она появится 21 августа.
На рекламной обертке слова Эммануэля Каррера: "Его лучшая книга со времен "Дневника неудачника".


book_photo_web
.


Новодворскую помянули политики различных взглядов и убеждений

Политики и общественные деятели делятся своими воспоминаниями и комментариями, выражают соболезнования, после того как в субботу, 12 июля, стало известно о том, что в Москве скончалась известная диссидентка и правозащитница, основательница одного из старейших в России оппозиционных объединений «Демократический союз» Валерия Новодворская.

<...>

Лидер партии «Другая Россия» Эдуард Лимонов заявил «Ленте.ру», что Новодворская не была человеком, близким ему по взглядам. «Но она была из тех, кто не боялся высказывать свое мнение, говорить о своем видении мира, пусть ее взгляды порой и были противоречивы», — сказал он.

<...>



update:

ПОХОЖА БЫЛА НА ЖАБУ

Умерла Новодворская.

Вчера.

Так же нелепо умерла, как и жила. От неухоженной раны в стопе. В стиле «гоп-стоп, Зоя...»

Она высказывала страшнейшие мнения. Так, например, я присутствовал на политической тусовке, где она году в 1995-м подняла тост за победу чеченского оружия. Я тогда взял микрофон и назвав её для начала толстой дурой, сообщил ей, что её счастье, что здесь не присутствуют родители солдат, гибнущих в Чечне, они бы её растерзали.

Ненавидела, или делала вид, что ненавидит (ну, чтобы придать себе пикантную интересность) российский народ. Высказывала мнение, что, мол, хорошо бы, чтобы Россию завоевали Соединённые Штаты. Своеобразное тщеславие заставляло её всякий раз занимать самую дикую позицию.

Если бы не сильная российская традиция почитания юродивых, можно было бы назвать покойную гнусным человеком. Но такая традиция есть, потому у Валерии Ильиничны даже были поклонники. Уверен, что ни в одной стране мира невозможно публичное существование фигуры подобной Валерии Ильиничне, в странах Европы её никто бы не заметил, разве что участковый полицейский заходил бы к ней раз в неделю, проверить как она.

Никаким политиком она никогда не была и не могла быть. Сумасшедшей она тоже не была. Она кичилась своими дикими высказываниями и, думаю, исподтишка любовалась собой.

Власть воспринимала её как гротескную, но безобидную, уродливую (похожа была на жабу) позёршу, потому не прессовала её и не репрессировала.

В конце концов она умудрилась всех уверить в своей значимости, и вот даже В.В.Путин и Д.А.Медведев выразили соболезнование её родственникам. То-есть придали ей значение. Это зря.

Это была вечерняя проповедь в воскресенье 13-го июля. Я — Эдуард Лимонов.

13 июля 2014 года
.
.


ЭДУАРД ЛИМОНОВ в программе ПРЕСС-КЛУБ

Темы обсуждения: события 1 мая 1993 года... ностальгия по СССР (фильм Надежды Хворовой и Михаила Ширвиндта) и "Печальный репортаж" Анны Сосновской (фрагмент фильма о войне Грузии и Абхазии).

Среди участников Валерия Новодворская, Юрий Щекочихин, Григорий Явлинский, Дмитрий Быков, Эдуард Лимонов, Марк Дейч, Алексей Венедиктов, Андрей Макаров...

На телефонах прямого эфира Дмитрий Дибров, голос за кадром - Анатолий Малкин, ведущая Кира Прошутинская.
.
.


ВТОРОЕ НАРОДНОЕ

Эдуард Лимонов о просоветском восстании Юго-Востока Украины.

Донбасс – это, по сути дела, наше второе народное восстание, продолжение 1993 года, оно же и гражданская война в Советском Союзе.

Тот же красно-коричневый, условно говоря, общий патриотический дух восстания, и в некоторых случаях даже те же люди. И уж точно те же идеи, та же смесь идей, что и в 1993-м.

Посудите сами: эрэнешник Губарев, завтравец (точнее журналист «Дня») Бородай, монархист Стрелков, нацболы-добровольцы, это только несколько примеров, на самом деле их куда как больше. Многие прошли через Приднестровье: те же Бородай, Стрелков, нацболы были детьми в начале 90-х, но их лидер, — я, прошёл через Приднестровье плюс Абхазия и Сербия.

Вот почему не рвётся поддерживать Донбасс В.В.Путин. Никакой загадки тут нет. Несмотря на риск потери популярности, не рвётся, не хочет. Ему все они (мы), красно-коричневые, глубоко несимпатичны. Да он и опасается, что возмужав в Донбассе, научившись воевать, принесут потом в Россию дух восстания.

По этой же причине заняли враждебную позицию по отношению к Донбассу либералы, ведь красные с коричневыми угрожают их российскому капитализму, а этот капитализм паразитический креативный класс обслуживает.

То есть восстание в Донбассе грозит их карману в конечном счёте. Вовсе не особое очарование киевского Майдана, но шкурные интересы движут нашими отечественными креаклами, как их называют в народе. Но страх, что участь Приват-банка Коломойского тогда постигнет и Альфа-Банк и активы Прохорова, а то и сам Газпром упаси боже, думают они. Все «Снобы», «Слоны», «Эхи», «Новые Газеты» и «Новые Таймзы» полетят тогда в тартарары.

Почему я назвал военные действия на Донбассе «гражданская война в Советском Союзе»?

А всё просто. СССР был в 1991 году разделён на государства согласно границам республик. Физически — да, разделён, но в ментальности её граждан Восточная Украина осталась частью русской СССР.

И вся Украина продолжала, в общем, жить как подсоветская территория вплоть до ноября 2013 года. А когда перестала жить как подсоветская в результате западенского восстания в Киеве 22 февраля 2014 года, случилось народное просоветское-прорусское восстание в Крыму, а затем гражданская война в СССР в Донбассе. Жители Донбасса отказались выйти из СССР, в котором прожили ещё 23 года после независимости Украины.

Вот это мы и имеем сейчас. Именно потому Игорь Стрелков 8 июля говорит: «Мы здесь сражаемся именно за Россию и за права народа Донецкой республики».

Точнее ему следовало бы сказать: «Мы здесь сражаемся за СССР и за права народа Донецкой Республики — как части СССР». За СССР как нашу общую небесную Родину.

Поэтому идёт в Донбассе наша советская гражданская война, наше восстание, та война и то восстание, которое должно было случиться в Восточной Украине сразу в 1991 году, но не случилось по причине неосознания тогда гражданами факта разделённости СССР.

То, что население Донбасса и соседней России суть один и тот же народ, не видно только тем, кто не хочет этого видеть. Да ещё из Соединённых Штатов Америки этого не видно, поскольку США не хотят, традиционно не желают видеть и осознавать того, что противоречит их интересам.

Ну и пусть остаются остолопами у себя за океаном.

Соединённые Штаты, кстати сказать, довольно часто проигрывают. Они не выиграли в Корее, потерпели поражение во Вьетнаме, их унизил Иран, и даже маленькая, но дикая, как огненный ветер, Сомали в 1992 выставила янки со своей территории.

Мы-то с вами отлично знаем, что Донбасс и Россия — один и тот же народ, пусть языков два или полтора, язык тут в данном случае не особо важен. Один народ — вот что важно. А языков скорее полтора, поскольку Донбасс говорит на простецком южном диалекте русского, сходном с говором Ростовской области и Краснодарского края. Если это украинский язык — ну пусть будет украинский, от нас не убудет, но языком прибудет.

Восстание 1993 года было подавлено.

Но вот эту войну 2014-го мы обречены выиграть. Эту гражданскую войну мы выиграем. Мы обречены на успех.
.
.


«К зиме ждем третий Майдан — бунт безработных и замерзших обывателей»

Славянск пал. Ополчение отходит, но война продолжается. Что дальше? У экспертов «URA.Ru» есть ответ.

<...>

Участник трех войн, известный русский писатель и политик Эдуард Лимонов, чьи товарищи сейчас находятся в ополчении, считает, что Стрелков поступил правильно, отдав приказ на отступление.

«Он мог, конечно, устроить героическую оборону Славянска, большая часть ополченцев полегла бы там, другие унесли бы дух восстания в близлежащие регионы. Но Стрелков решил усилить Донецк, и решающая оборона состоится судя по всему, там, — объясняет „URA.Ru“ свое видение ситуации Лимонов. — К тому же в Донецке не было такой централизованной группировки, какую сумел создать Стрелков в Славянске. Сейчас, приведя туда 2 тысячи бойцов и обладая, по-видимому, непререкаемым авторитетом, Стрелков сможет организовать оборону наилучшим образом. Без Стрелкова Донецк был бы намного слабее. Вот он и устроит им теперь Сталинград, я надеюсь».

Эдуард Лимонов, вспоминая свой боевой опыт в Югославии и в Приднестровье, говорит, что на месте командиров попробовал бы «перенести боевые действия в близлежащие регионы».

«Побеспокоил бы Коломойского в Днепропетровске, послал бы группу в Запорожье, а то и в Киев, навести там шухеру. Или же вот, захват какого-нибудь городка со звучным именем, даже на сутки или на часы, поднял бы боевой дух восставших. Я бы так и сделал. На полной скорости, как можно больше шума, колонной в город, постреляв предателей, и обратно, — размышляет собеседник и замечает, что неподвижность и исключительно оборонительная тактика сгубили уже не одно восстание, а в мировой истории таких примеров множество. — Оборона городов, сдаётся мне, всё же является пассивной формой восстания. Хотя упаси Боже меня от того, чтобы учить восставших. Я лишь скромно высказал свою точку зрения».

<...>
.
.


Писатель Эдуард Лимонов: Молдавия хочет нанести укол по самолюбию России, отключив телеканал

4 июля Молдавия прекратила вещание телеканала «Россия 24».

Члены координационного совета по телерадиовещанию Молдавии проголосовали за запрет вещания «России 24». Пока трансляция приостановлена до 1 января 2015 года. Причиной было названо «несоответствие программ канала кодексу телевещания в Молдавии». Этот шаг, предлоги к которому надуманы, окажет негативное влияние на отношения между странами, заявили во внешнеполитическом ведомстве России.


Эдуард Лимонов, писатель:

– Молдавия вступила в Ассоциацию с ЕС, хочет вступить в НАТО, поэтому хочет услужить своим новым хозяевам. И наносит вот такой укол по самолюбию России.

НАТО – хозяин-барин, который может изменить правила вступления
(у Молдавии есть проблемы с непризнанными территориями – Приднестровьем – прим. «ВМ») и примет кого угодно. Законы создают люди. Захотят изменить правила приема в НАТО и будут принимать кого угодно. Я подозреваю, что так и будет в конце концов.
.
.


Закон о мате: как будет «фиаско» по-русски?

С 1 июля законом запрещено публичное употребление нецензурной лексики - в спектаклях, концертах, кинофильмах и шоу.

<...>

вопрос дня: Можно ли обойтись без крепкого словца в искусстве?

<...>

Эдуард Лимонов, писатель, политик:

— Можно, но я сознательно этого делать не буду. Мне 71 год, что я буду на всех оглядываться? У нас вся страна ругается с утра до вечера.

<...>
.
.


РОССИЯ ЗАЧИЩАЕТ «ПОЛЕ БРАНИ»

В России вступил в силу запрет на нецензурную брань на сцене, экране и в книгах.

<...>

Русская служба «Голоса Америки» попросила сформулировать свое отношение к закону тех, кого его действие касается в первую очередь – писателей и сценаристов.

Эдуард Лимонов, написавший в свое время знаменитый роман «Это я – Эдичка», где употребление нецензурных слов было скорее нормой, чем исключением, отнесся к документу «индифферентно-отрицательно».

«Мне наплевать на него, – признался он. – У нас уже столько репрессивных законов издали в последнее время!.. Думаю, все они не будут выполняться или только небольшая часть из них иногда будет выполняться».

Лимонов предположил, что, возможно, на основании закона постараются «поймать кого-нибудь помельче и показательно наказать».

«А потом забудут, и не будут применять это», – добавил он.

По его мнению, в России невозможно контролировать подобные законы.

«Кто будет его (закон) применять – МВД? – рассуждает писатель. – Оно и так перегружено, занимается черт знает чем: ловит торговок, продающих носки на улицах, ловит подростков, пьющих пиво, и так далее и тому подобное. Это все издержки нашей глупости».

<...>
.
.


оригинал интервьюCollapse )

ЛИМОНОВ: УКРАИНА ДОЛЖНА ВЕРНУТЬ ТО, ЧТО ЕЙ ДАЛИ

Родившийся в России и выросший в Харькове, писатель участвовал во многих войнах на территории Европы.

Эдуард Лимонов, до недавнего времени на Западе лишь в узких кругах, в настоящее время приобрел известность благодаря книге «Лимонов», написанной Эммануэлем Каррере (Emmanuel Carrère). Он родился в 1943 году в России и вырос в Харькове (Украина). Писатель и политик Лимонов, имевший при рождений фамилию Савенко, провел значительную часть жизни в США и Франции. Вернулся в Москву сразу же после распада СССР.

Как ни странно, бывший эмигрант не примкнул к ниспровергателям коммунизма, а выступил с жесткой критикой реформаторов-либералов. Он взял себе псевдоним Лимонов, едкий как этот цитрусовый и взрывной как «лимонка». В 1993 году основал Национал-большевистскую партию, которая впоследствии была запрещена, однако продолжает существовать и поныне под названием «Другая Россия».

Сухощавый, в очках, с усами и бородкой клинышком, он не производит впечатление того, кем является: человека действия, жесткого, принимавшего участие в войнах на стороне сербов на территории бывшей Югославии, на стороне абхазов, воевавших с Грузией и на стороне русскоязычных жителей Приднестровья во время их противостояния с Кишиневом. Лимонов принимает корреспондента El País в своей квартире в центре Москвы и заявляет, что его отряды сражаются на востоке Украины.

— Теперь Россия снова завладела Крымом...

— Наконец-то! Я 23 года назад сказал, что Крым — русская земля, населенная русскими. Киев унаследовал от советской Украины много территорий, которые ему не принадлежали, которые были включены в состав Украины ССР для удобства управления, в частности, Крым или Харьковская область. Там я прожил свои первые 22 года и хорошо ее знаю: можно было прожить там несколько дней и не услышать украинской речи. Триста лет она входила в состав России. То же самое можно сказать о Донбассе, где в угольных шахтах издревле работают русские. В 1991 году Украина, когда она получила это наследство, должна была проявить щедрость и вернуть все. То же самое произошло в Грузии, которая унаследовала Абхазию, Аджарию и Южную Осетию. Они создали свои маленькие империи и не хотят отдавать то, что им не принадлежит. Но сейчас нужно вернуть то, что им когда-то дали.

— Хотите ли Вы сказать, что Россия должна восстановить свою бывшую империю?

— Моя позиция ясна: Крым и Донбасс — это русские земли. Так мы считаем и так оно и есть.

— Что Вы думаете о положении на юго-востоке Украины?

— Там живут русские и украинцы, но эти украинцы не такие, как те, кто живет на западе страны. Первые западные области вошли в состав Украины лишь в 1939 году, а последние — в 1945. То есть, они не прожили с нами всю свою историю, они жили с Австро-Венгерской империей, с Польшей. Именно из этих областей пришла идеология, доминирующая в Киеве и победившая на Евромайдане. С 1991 по 2014 год все украинские премьер-министры были мошенниками, торгашами и жуликами. Донбасс и Харьков терпели их, но когда пришли к власти хулиганы с Евромайдана, когда стали видны их нарукавные повязки и бейсбольные биты, их агрессивность, люди с востока Украины испугались.

— Что Вы можете сказать относительно позиции Кремля в связи с событиями на востоке Украины?

— То, что случилось в Киеве 22 февраля, было неожиданностью для всех, даже для Кремля. Крым среагировал быстро, люди хотели войти в состав России и, когда представилась возможность, самоорганизовались и провели референдум. Путин в действительности ничего такого не хотел; его загнали в угол, у него не осталось другого выхода.

— Какое будущее ожидает оппозицию? Похоже, она утратила то небольшое пространство, которое имела.

— Полностью согласен. Мой анализ мне самому не нравится: либералы утратили власть в 2003 году, когда не получили мест в парламенте, а за прошедшие 10 лет завоевали всеобщую ненависть. Они сами себя похоронили, хотя в их рядах есть и интеллектуалы, в их распоряжении средства массовой информации. Либералы были сильны, но разбазарили всю свою мощь, все делали неправильно. В 2011 году, когда они выводили на улицы по 100 тыс. человек, они подписывали соглашения с режимом вместо того, чтобы диктовать ему условия.

— А левые силы?

— Подобно слону, левый фланг занимает КПРФ, очень вредная организация, которая присвоила себе место коммунистов, не будучи коммунистами. Они самозванцы. В итоге другие левые партии обречены на жалкое существование.

— То есть, будущего нет?

— Возможно, свобода придет к нам с востока Украины, с восставшей Украины. А мы надеемся превратиться в массовую партию, мы давно уже существуем в качестве организации, но при этом полицейском государстве этого не добились. Мы надеемся добиться этого с помощью девиза «Отнять и поделить», национализировать природные ресурсы, находящиеся в собственности олигархов, а их самих выгнать.

— Что ожидает Путина?

— Если мы согласны с тем, что оппозиция переживает не лучшие времена, то можно сделать вывод о том, что Путина ожидает блестящее будущее.

— Вы согласны с тем, что Каррере написал про Вас?

— Знаете, я рад выходу этой книги в свет. Это огромное признание, она была переведена на два десятка языков. Я не стал его критиковать, потому что он создал миф обо мне. То, что сделал Каррере, это лучше Нобелевской премии. Это приблизительно то, что происходит с писателем, которой умер 20 лет тому назад, а его творчество неожиданно открывают заново. Успех был невероятным, только во Франции продано более 600 тысяч экземпляров книги, посвященной мне, и это очень хорошо для меня. Как любой другой человек, писатель и политик, я стремлюсь к известности. Каррере заработал много денег, и даже я получил кое-что за кинофильм, который намерен снять Саверио Костанцо (Saverio Costanzo). В Каннах он приобрел права на книгу обо мне. Это известный продюсер, он работал с Бертолуччи, так что, надеюсь, фильм получится хороший. Хотя главным героем в нем буду не я, а созданный обо мне миф. Но я прекрасно понимаю, что это хорошо для меня.

Беседовал Родриго Фернандес
.
.


ДЕЛО УДАЛЬЦОВА И РАЗВОЗЖАЕВА — ШВАХ

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о вероятном исходе начавшегося процесса.

Процесс Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева подошёл к стадии прений сторон.

На этой неделе они и начнутся. Наступит и время прокурора: из его речи станет ясно, как строго хочет наказать государство Удальцова и Развозжаева.

Гадать не будем, напомню лишь, что вполне себе рядовой подсудимый по «Болотному делу» Кривов получил нехилый срок свыше 5 лет.

А Удальцов и Развозжаев обвиняются в организации событий (массовых беспорядков) 6 мая 2012 года и в приготовлении массовых беспорядков осенью 2012-го.

Так что будущее ничего хорошего обоим не обещает.

Попробую попророчествовать, каков будет приговор. Удальцов, как известно, с февраля 2013-го находится под домашним арестом, а Развозжаев находится в СИЗО.

Хрен редьки, впрочем, не слаще, в данном случае скорее горче. Пожалуй, домашний арест — более неприятное наказание, чем содержание под стражей. Домашний арест в значительной мере снимает ореол героя и мученика с человека, который ему подвергнут.

Позиция защиты, она же позиция подсудимых, — глухое отрицалово: Удальцов, дескать, договаривался с неким «Георгием Васильевичем», грузином, о продаже вина в Россию, никакого Таргамадзе — политика, экс-депутата парламента Грузии, главы комитета по обороне и организатора цветных революций — он не знает. Развозжаев говорит, что ничего особо не помнит, уставал, поскольку сидел за рулём, много пил. Провалы в памяти.

Подсудимые могли бы, что называется, грудью встретить ветер обвинения, заявить о своём принципиальном противостоянии власти в стране, политическому режиму, и этим получили бы многие очки в глазах протестных масс РФ.

Возможно, по крайней мере Удальцов так бы и поступил, но мешает фигура «Георгия Васильевича», толстяка, интригана, хвастуна, действительно похожего на торговца «Саперави» и «Гурджаани».

Прокурор запросит срок, судья возьмёт время на приготовление приговора.

Приговор будет обвинительным.

Прежде всего судья провозгласит подлинность оперативной съемки встречи Удальцова с «Георгием Васильевичем», сославшись на различные экспертизы, проведенные специалистами. В экспертизах недостатка не будет.

Затем судья с помощью других экспертиз идентифицирует «Георгия Васильевича» как Гиви Таргамадзе и перечислит весь его иконостас подвигов на ниве организации «оранжевых революций», ссылаясь на источники.

Затем судья «расшифрует» беседу, запечатленную оперативной съемкой.

Потом приведёт показания свидетелей поездок Удальцова по регионам и сообщит, что это подтверждает факт проведения организационных приготовлений к тем действиям, о которых Удальцов договаривался на оперативной съемке в разговоре с «Георгием Васильевичем».

В случае Развозжаева судья обязательно процитирует его первые признательные показания, которые Развозжаев впоследствии отрицал, утверждая, что дал их под пытками. И добавит, что нет оснований не доверять этим показаниям.

Все последующие показания, скажет судья, Развозжаев дал, дабы выгородить себя.

Удальцову судья назначит неслабое наказание. Но и Развозжаев получит более или менее такое же, поскольку он обвиняется ещё по одной статье, по которой Удальцов не обвиняется, хотя статья и хиленькая.

Так что ничего хорошего.

Надежды на то, что авторитет Удальцова и Развозжаева будет возрастать, пока они сидят, на самом деле необоснованны.

Был в конце 1990-х в Москве яркий молодой коммунист Игорь Губкин. Он получил на пороге 2000-х 17 лет и скоро выйдет из лагеря в Приморье. Я его помню как оригинального и талантливого левого политика.

А как много людей помимо меня, кто его помнит?

Я написал этот текст открыто и честно, без иллюзий, смотря будущему приговору по делу Удальцова–Развозжаева в лицо, прямо в глаза. В нём я воздержался от выражения симпатий и антипатий.

Рассмотрел его чисто в контексте традиций, привычек и навыков российских судов.

Я не уподобился некоторым адвокатам, кричавшим «Абсурд!» в ответ на обвинения Удальцова–Развозжаева, и, следя за процессом, ни разу не сказал, что «дело разваливается», как делали иные либералы.

Я понимал, что есть серьёзные обвинения, которые будет трудно опровергнуть.

Вообще человеку, выходящему на политическую арену в нашей стране, следует быть экстремально осторожным и уж не пить с толстыми грузинами — это точно, и не развязывать язык.

Личная нота: один из людей,с которыми я общаюсь, сказал мне как-то: «А ведь на месте Удальцова мог быть ты, Эдуард!».

Я не мог оказаться на месте Удальцова.
.
.


Депутаты предлагают отделить добровольцев от наемников

Законодатели хотят обезопасить российских граждан, участвующих в конфликте на юго-востоке Украины, от возможного уголовного преследования на родине.

<...>

Российский политик и писатель, принимавший участие в боевых действиях в Югославии, Абхазии и Приднестровье, Эдуард Лимонов также не думает, что участие в украинском конфликте может грозить россиянам какими-то санкциями на родине.

— Я не помню, чтобы из-за прежних конфликтов кого-то привлекали по статье «Наемничество». Это же были наши люди, за что их привлекать? Кроме того, у многих из нас смешанные корни. Это влияет на формирование убеждений, которыми мы руководствуемся, решаясь принять участие в боевых действиях, — отметил Лимонов. — Вот у меня, к примеру, родители похоронены в Харькове. Кто тогда ближе Украине — Обама, или я — человек, который всё свое детство и юность провел там?

<...>
.
This page was loaded Jul 25th 2014, 5:23 pm GMT.