May 7th, 2012

berlin

Двенадцатая глава из книги Эдуарда Лимонова В СЫРАХ


Эдуард Лимонов В СЫРАХ

КРАСАВИЦА ПРЕВРАЩАЕТСЯ В ПРОБЛЕМУ

Не то за день, не то за два до 24 марта тёща позвонила мне и сообщила, что жена моя потеряла обратный билет и 24-го не прилетит. Тёща не звучала самоуверенно, скорее растерянно, из чего я сделал умозаключение, что в сговоре с дочерью она не состоит. Тёща сказала, что вечером дочь будет звонить, и предложила мне приехать.

― Может быть, вы убедите её?

― В чём?― спросил я,― убедить?― и добавил насмешливо: ― В том, чтобы она нашла билет?

Я никогда не терял авиабилетов, однако был уверен, что билет, однажды купленный, существует где-то в электронном виде… и его можно восстановить. Надо сказать, что я уже был готов к чему-то подобному. Она позвонила мне только один раз, на второй день своего прибытия в Гоа. С придыханием воскликнула:

― Здесь Рай, настоящий Рай!

И пропала, я не смог ей дозвониться все эти две недели.

Collapse )

.
berlin

Двенадцатая глава из книги Эдуарда Лимонова В СЫРАХ


Эдуард Лимонов В СЫРАХ

КРАСАВИЦА ПРЕВРАЩАЕТСЯ В ПРОБЛЕМУ

окончание главы, начало здесь

К июлю месяцу мы немного успокоились. У меня был давний план поехать окрестить Богдана в казачью станицу, бывшую столицу Донского войска в Старочеркасск. Мы побывали там, коротко, прошлым летом, и я был в восторге. Я не забыл про свой давний план, я просто не хотел его осуществлять, душа уже не лежала. Однако меня стали теснить со всех сторон. Во-первых, семья ростовского олигарха Сергея М., его мать, сестра (сестра захотела стать крёстной матерью Богдана), его отец, все они мне названивали, требуя установить дату приезда. Жена моя также хотела ехать. И тёща приготовилась везти из Самарской области Богдана и его старшую сестру, находившихся там.

Collapse )

.
berlin

Евгений Додолев ЛИМОНИАНА, или НЕИЗВЕСТНЫЙ ЛИМОНОВ (2012)


Эдуард Лимонов

Евгений Додолев
ЛИМОНИАНА, или НЕИЗВЕСТНЫЙ ЛИМОНОВ

РАЗДЕЛ VIII. МОГУТИН, ДУГИН И ДРУГИЕ

VIII-I. Выходные

Надо заметить, что Лимонова мы печатали и в других газетах Издательского дома «Новый Взгляд», даже в «Музыкальной правде» (изначально «МузОБОЗ»), которую он окрестил изданием «для людей с мозгами кошки». Ну там соответственно было не до «Лимонок», просто публиковались блицмонологи Эдуарда из серии «Как я провел выходные»:

Collapse )

.
berlin

Евгений Додолев ЛИМОНИАНА, или НЕИЗВЕСТНЫЙ ЛИМОНОВ (2012)


Эдуард Лимонов

Евгений Додолев
ЛИМОНИАНА, или НЕИЗВЕСТНЫЙ ЛИМОНОВ

РАЗДЕЛ VIII. МОГУТИН, ДУГИН И ДРУГИЕ

VIII-II. Янки — вон из России!

— воскликнул главный гранатомет «Нового Взгляда» Эдуард Лимонов на рабочем митинге, собравшем на центральной площади города Вятки не одну тысячу трудящихся в июле 1994 года. Свирепствующая в стране конверсия лишила всех их работы. «Целые отрасли иностранной промышленности внедряются в нашу страну. Поддержите русского производителя! Не ждите приказа: пусть каждый иностранный торговец почувствует себя в России неуютно. Дайте им знать, что мы их не любим!» — призвал боевой политик собравшихся. Рабочие Лимонова поддержали. Восторженные почитательницы писателя стремились прикоснуться хотя бы к куртке кумира. Стареющий коммунист города обнял оратора и заплакал. Так национал-большевик породнился с большевиком-ленинцем.

продолжение
.
berlin

Евгений Додолев ЛИМОНИАНА, или НЕИЗВЕСТНЫЙ ЛИМОНОВ (2012)


Эдуард Лимонов

Евгений Додолев
ЛИМОНИАНА, или НЕИЗВЕСТНЫЙ ЛИМОНОВ

РАЗДЕЛ VIII. МОГУТИН, ДУГИН И ДРУГИЕ

VIII-III. Большая тусовка в стиле бурлеска

После вечера памяти Е.Харитонова в ЦДЛ меня обругали, кажется, все, кто только мог обругать. И вот, одной строкой отмахиваясь от комариных укусиков завистливых журналюжек-неудачников и злобных кретинов-критиков, «сдаюсь без боя»: да, я самый плохой, я самый беспринципный, самый оголтелый, самый наглый — самый-самый… В который раз убеждаюсь в справедливости русской народной пословицы (или поговорки) «сам себя не похвалишь — ходишь, как обосранный». Идет мне 20-й годок, тогда как «скромность украшает только девушек, и то до 18 лет», как любит говаривать горячо любимая мною М.В.Розанова. Одна беда: «когда Господь людям скромность раздавал, меня дома не оказалось» (цитируя героиню «Тихого Дона»). И еще одна цитатка перед тем, как выдать очередной бурлеск (это мое любимое слово теперь): «Я — явление мощное, и когда мне становится тесно в рамках одного жанра, я без церемоний перехожу в другой жанр»,— повторяю я вслед за «основоположным» Лимоновым, тем более что о нем и речь.

Collapse )

.
berlin

Эдуард Лимонов (интервью) // "Rolling Stone", №5, май 2012 года


via Пётр (СПб)

Эдуард Лимонов
Лимонов в отражениях не стесняется

МЛАДШАЯ ЭДА

На двойной альбом «Лимонoff» вошли песни на стихи Эдуарда Лимонова, который прокомментировал для RS этот релиз.

«Лимонoffa», выпущенного компанией «Союз мьюзик», записывала обширная команда самых разноплановых исполнителей, в числе которых «Барто», Паук, Стас Намин и Захар Май. Сам же Лимонов от этой инициативы открещивается и говорит, «что сам ничего не делал».

— Кому в голову пришла идея этого альбома?

— Ну, не мне явно. Это мой друг Сергей Беляк организовал. Он мой друг, адвокат, защитник, плюс ещё и музыкант. Я отнесся к этому весьма отстраненно. Сказать честно, я вообще плохо понимал, что там происходит.

— То есть вы даже не удивились предложению сделать из ваших стихов песни?

— Нет, но я ему не противился. Это достаточно интересно — так интерпретировать мои стихи. Я уже участвовал в похожих компаниях, но там не все пространство было отдано моей поэзии, это были совместные работы.

— Кто занимался подбором стихов для исполнения?

— Они раздавались на выбор, насколько я знаю. Я к этому отношения не имел.

— Чье исполнение вам нравится больше всего?

— Пять или шесть композиций я отслушал... Не могу сказать или выбрать что-то определенное. Просто музыкантам была предоставлена полная свобода.

— Вы сами записали трек «Красная армия всех сильней», почему именно его?

— (Смеется.) Я не знаю что там получится! Записали меня, не записали, что там записали?.. Я, честно, не представляю, что там будет! (Снова хохочет.)

— Еще в одном подобном же проекте приняли бы участие?

— Понимаете, я ничего не делал. Сергей человек творческий, не то, что ему надоела адвокатура, но данной историей занимался он. Я много вращался среди музыкантов, у меня было много друзей: и Сергей Курехин, и Егор Летов, и женат я был на Наталье Медведевой, тоже певице... Мне хватает двух сфер деятельности: литературы и политики, если я ещё и в музыку полезу, то совсем с ума сойду. (Смеется.)

Беседовала Катерина Тарбо-Игнатенко

Эдуард Лимонов
.
berlin

Евгений Додолев ЛИМОНИАНА, или НЕИЗВЕСТНЫЙ ЛИМОНОВ (2012)


Эдуард Лимонов

Евгений Додолев
ЛИМОНИАНА, или НЕИЗВЕСТНЫЙ ЛИМОНОВ

РАЗДЕЛ VIII. МОГУТИН, ДУГИН И ДРУГИЕ

VIII-IV. «Даже окопную вошь подхватил…» (интервью с Лимоновым, 1995 год)

— В то время как, постояв в подъезде Госдумы, можно в один день увидеть всех лидеров, бывших депутатов в том числе: Константинова, Астафьева, Алксниса, Павлова, Эдуарда Лимонова не видно на политических тусовках и митингах. Ты совершенно исчез. Почему?

— Лидерствовать, то есть тусоваться с себе подобными, важно сидеть на заседаниях, важно вещать с трибун, я мог бы без всякого риска до потопа. Но после октябрьской крови 1993 года и выборов декабря 93-го мне стало дико стыдно болтать и заседать и писать длинные умные «аналитические» статьи. И я ушел «в люди», то есть стал создавать партию, и не фиктивную, кабинетную, но снизу, с нуля, из ничего. Чем и сейчас занимаюсь. То есть я «ушел в народ» и занимаюсь организационной оперативной работой. Плоды моего тяжелого труда будут видны позднее. Правда, плод под названием «Лимонка» бросается в глаза и сегодня.

— Ты участвовал в пяти войнах. Почему ты не был в Чечне?

— По нескольким причинам. Одна — я люблю быть первым и воевать там, где горячо, где только что все началось. В Чечне туча репортеров, солдатских матерей и политических аферистов-депутатов побывала. И все наши политики посетили Чечню с нечистыми целями — проэксплуатировать, так или иначе, эту войну и ее солдат, повысить свой рейтинг. Я этого никогда не делал. Я приезжал без шума, скромно получал автомат и скромно ехал или шел на фронт. Без бронежилетов и других прибамбасов для трУсов. И то, что я подставлял себя смерти рядом с ними и на равных, солдатики ценили. А в политическом кордебалете, порхающем из Ирака в Корею, из Кореи в Чечню, я никогда не участвовал. У меня совесть есть.

— Кажется, ты единственный из русских политиков, помимо Руцкого, кто воевал, лично участвовал.

— Справедливо хочу возразить, что мой военный опыт, пусть я и не профессионал, богаче опыта Руцкого. Он на одной войне с воздуха поучаствовал в общей сложности несколько месяцев, я себя подставлял на пяти. Я ведь даже окопную вошь в Сербской Краине весной 1993-го подхватил — самую солдатскую что ни на есть болезнь.

— Так что, в коридоры власти ты сейчас не ходок?

— Задача как раз и состоит в том, чтобы очистить коридоры власти, выгнать из этих коридоров склочную, алчную толпу бездарных чиновников. Кричу не уставая, что все беды России отсюда: номенклатура КПСС счастливо переселилась из одной эпохи в другую, она у власти и сегодня. Пока Зюгановы/Ельцины/ Рыбкины/Завирюхи/Черномырдины будут населять коридоры власти, Россия будет умирать. Нужна революционная, тотальная смена всего политического класса.

— Выгоним чиновников, а кем наполнить коридоры?

— Новыми людьми. Свежими, снизу, из гущи народа. Так всегда бывало в нашей истории в периоды кризисов. Иван Грозный для борьбы с боярами вынужден был создать опричников. Петр Великий потому и Великий, что наполнил коридоры власти талантливыми новыми людьми простого звания типа Меншикова («птенцы гнезда Петрова») и разогнал, казнил, ссылал бородатых тупых бояр. То же сделала через столетие Екатерина Великая. Среди «орлов Екатерины» подавляющее большинство — энергичные, сильные, новые люди типа «безродного» фельдъегеря Потемкина. Ленин также пришел с совсем новыми людьми. Потому ему и удалось собрать державу, распавшуюся после Февральской революции. Ясно прослеживается историческая закономерность: спасает и возвеличивает Россию всегда появление в коридорах власти свежих, простых, новых людей. Губят же Россию всегда боярские (номенклатурные) козни и заговоры. С этой точки зрения такие недавние исторические события, как август 1991 года и октябрь 1993 года, были классическими столкновениями боярских кланов. Поэтому и не удались эти перевороты.

продолжение
.
berlin

Евгений Додолев ЛИМОНИАНА, или НЕИЗВЕСТНЫЙ ЛИМОНОВ (2012)


Эдуард Лимонов

Евгений Додолев
ЛИМОНИАНА, или НЕИЗВЕСТНЫЙ ЛИМОНОВ

РАЗДЕЛ VIII. МОГУТИН, ДУГИН И ДРУГИЕ

VIII-V. Александр Дугин. Новая жизнь трупа

От Могутина, кстати, я услышал фамилию Дугин. Как автора, в ту пору неизвестного, его подтянули в «Новый Взгляд» именно лимоновские ребята. Первую его публикацию предварял эпиграф из Егора Летова:

«Моя мертвая мамка вчера ко мне пришла,
Все грозила кулаком, называла дураком…»

Подписано было: «Александр ДУГИН, главный философист «Нового Взгляда». Именно так, поскольку расположена публикация на газетной полосе была в традиционном месте «Колонки Главного» (Эдуарда Лимонова мы, напомню, обзывали Главным гранатометом). Текст разбит был на лаконичные подглавки. Публикация не вызвала особого резонанса, хотя, по мне, дебют был вполне достойный.


Collapse )

.
berlin

Евгений Додолев ЛИМОНИАНА, или НЕИЗВЕСТНЫЙ ЛИМОНОВ (2012)


Эдуард Лимонов

Евгений Додолев
ЛИМОНИАНА, или НЕИЗВЕСТНЫЙ ЛИМОНОВ

РАЗДЕЛ VIII. МОГУТИН, ДУГИН И ДРУГИЕ

VIII-VI. Лимонов и его новый проект

«Новый Взгляд» не публиковал Эдуарда после того, как он наехал на наши издания в своей книге. Однако, когда Владимир Соловьев проехался по новому проекту классика в своем ЖЖ, я счел возможным эту реплику ТВ-мэтра воспроизвести на страницах газеты, где Лимонов когда-то начинал свой путь в политику:

«Лимонов пытается начать очередной проект. Другой. И партия — «Другая Россия».

Не очень точное название. Точнее — «Чужая Россия». Они — чужие.

Пародия на диссидентов прошлого.

Солженицын, Сахаров, Буковский, Синявский и Даниэль — очень разные люди, разной биографии, но люди высокой культуры и невыдуманной судьбы.

Нынешние — иные. Невозможно представить себе старую гвардию, оскорбляющую женщин и с наслаждением любующуюся своей внешностью.

Невозможно представить себе Сахарова, высмеивающего физические параметры своих политических оппонентов и вопрошающего журналистов: «Я считаю: назвать человека уродливым, значит, он уродлив. Вы же не можете назвать меня уродливым, правильно? Не можете». Э.Лимонов.

Разве можно себе представить Солженицына, кокетливо заявляющего: «Спросили, какая у нас партия, я ляпнул: «Центристская». Но на самом деле партия будет такой, какой мы с вами решим». Э.Лимонов.

Все ложь. Какие «мы»?

Collapse )

.
berlin

Евгений Додолев ЛИМОНИАНА, или НЕИЗВЕСТНЫЙ ЛИМОНОВ (2012)


Эдуард Лимонов

Евгений Додолев
ЛИМОНИАНА, или НЕИЗВЕСТНЫЙ ЛИМОНОВ

РАЗДЕЛ VIII. МОГУТИН, ДУГИН И ДРУГИЕ

VIII-VII. Макабр

Главное отличие Могутина от Лимонова — макабр. И самоирония, коей Эдуард похвастаться не может. «Какой-нибудь тупица, читающий за завтраком газету, жаждет рассказов о несчастьях и смерти. Эти чужие смерти человеку нужны для достижения, так сказать, эффекта контраста: ему начинает казаться, что если и должен кто-то умереть, то только не он»,— заметил еще Эрих Фромм (Е.Fromm «То have or to be»). И вообще, за какие грехи мы обязаны ежедневно заново узнавать, что существуем в опасном, несовершенном, безвкусном и бездарном мире, лишенном будущего? Лично у меня, как части населения страны неупитанных баранов, как Новая Зеландия, а страны дурацких Советов и горестных дум, его еще меньше, чем у жителя какого-нибудь цивилизованного государства. Но ведь все это ясно и так, зачем же заставлять меня ежедневно смаковать этот прискорбный факт?

Collapse )

.
berlin

Тринадцатая глава из книги Эдуарда Лимонова В СЫРАХ


Эдуард Лимонов В СЫРАХ

БЕГЛЕЦ

Когда именно мы сделали тебя, Сашка? Вероятнее всего, в тот вечер, когда я ездил знакомиться к депутатам Европарламента, их прибыла целая делегация, а меня пригласил Каспаров. Депутаты сидели за столами и обильно выпивали, и немного закусывали. Каспаров познакомил меня с десятком депутатов, но запомнил я только Хайди Хауталла, блондинку лет после сорока из Финляндии, и Кон-Бендита. «Зелёный» Кон-Бендит был полупьян. Он никак не мог взять в толк, почему только что запрещённая моя партия называется «Национал-Большевистской» и почему я воевал в Сербии за сербов. Я констатировал, что Кон-Бендит ― глупый идиот. Так бывает, человек прославился однажды в мае 1968 года в Париже, и всю остальную жизнь проживёт идиотом.

Я довольно быстро ушёл из компании европейских парламентариев, поскольку актриса в тот вечер поехала зачем-то в клуб «РАИ», и мне пришлось её оттуда забирать. Я забрал, и мои парни отвезли меня в семью. Там мы зачали тебя, дочка, и поскандалили. Из-за Гоа. Я вновь убежал, вызвав парней среди ночи.

В первые дни ноября она явилась в квартиру в Сырах в последний раз. С нею явилась команда фотографов из журнала Rolling Stone, русская версия. Думаю, она искала примирения. Мы, возможно, и помирились бы ненадолго, если бы не моя новая страсть ― шпионить. Я влез в её телефон и нашёл десятки месседжей от абонента ЗАРА. Тон их и содержание, не оставляли сомнения, что абонент ― мужчина.

Collapse )

.
berlin

Евгений Додолев ЛИМОНИАНА, или НЕИЗВЕСТНЫЙ ЛИМОНОВ (2012, eBook)


via Пётр (СПб)

Эдуард Лимонов

Евгений Додолев
ЛИМОНИАНА, или НЕИЗВЕСТНЫЙ ЛИМОНОВ


РАЗДЕЛ I. ТАК НАЧИНАЛОСЬ


РАЗДЕЛ II. «ЛИМОНКИ» ДО «ЛИМОНКИ»


РАЗДЕЛ III. КРОВЬ ЭДУАРДА САВЕНКО


РАЗДЕЛ IV. ЖЕНА ЛИМОНОВА


РАЗДЕЛ V. ЖИРИНОВСКИЙ VS ЛИМОНОВ


РАЗДЕЛ VI. «ЛИМОНКИ» ДЛЯ «ЛИМОНКИ»

  • VI-I. Лимонову — слово. Даже несколько слов
  • VI-II. «Лимонка» в избирательные блоки
  • VI-III. «Лимонка» в избирателя
  • VI-IV. «Лимонка» в мирную жизнь
  • VI-V. Терроризм в России неизбежен

РАЗДЕЛ VII. ЗАПРЕЩЕННЫЕ «ЛИМОНКИ»

  • VII-I. Черный список народов
  • VII-II. Решение о публикациях Э.В.Лимонова (Савенко)

РАЗДЕЛ VIII. МОГУТИН, ДУГИН И ДРУГИЕ


////////// download //////////

Tutti i diritti riservati
.
berlin

Thierry Clermont // "Le Figaro Littéraire", 12 avril 2012


Эдуард Лимонов

RICTUS À LA RUSSE

Edouard Limonov – Parus il y a vingt ans dans « L'Idiot International » des Houellebecq, Besson, Nabe, Dantzig et autres Philippe Muray, les articles du sulfureux écrivain sont aujourd'hui réunis en un volume.

On n'écrit plus comme ça, parce qu'on ne publie plus comme ça. Impensable ou impossible aujourd'hui. Ca, c'était L'Idiot international, l'hebdomadaire pamphlétaire relancé en 1989 par feu Jean-Edern Hallier, et qui a sombré, perclus de dettes et de décisions de correctionnelles, début 1994.

La plume dans le fiel et la saumure, nombre de jeunes écrivains s'y étaient fait les dents : Houellebecq, Patrick Besson, Nabe, Dantzig, ou quelques aînés comme Philippe Murray ou Matzneff. Edouard (qui s'orthographiait alors Edward) Limonov était de la partie. L'écrivain russe, qui va alors sur sa cinquantaine, est salement auréolé. Il a déjà publié une petite dizaine de récits profondément autobiographiques, dont son premier succès sulfureux, Le poète russe préfère les grands nègres (qui sera réédité cet automne chez Flammarion), Journal d'un raté, Autoportrait d'un bandit dans son adolescence... Bartillat rassemble aujourd'hui la quarantaine d'articles qu'il avait rédigés pour L'Idiot, « un journal culte ».

« Nous étions en avance »

Limonov s'en souvient, dans sa préface (inédite), en citant le poète Lermontov, après avoir évoqué les réunions tardives chez Hallier, dans son vaste appartement de la place des Vosges : « Je suis fier d'avoir participé à l'aventure de L'Idiot et de m'y être trouvé "non parmi les derniers gaillards", mais parmis les premiers [...] Nous étions en avance sur notre temps. »

Tout pouvait y être dit et écrit, pourvu qu'il y eût scandale, esclandre ou turpitude.[1] Le mur de Berlin venait de tomber, l'Irak envahissait le Koweït, la Yougoslavie allait imploser. Quelques manchettes rafraîchiront la mémoire de certains : « L'abbé Pierre est une ordure », sous-titré « la vieille moule du charité spectacle » ; « Députés godillots qui votent la Busherie » juste avant l'intervention alliée dans le Golfe. Un habitué des colonnes, Jacques Vergès, y traite scatologiquement son confrère Roland Dumas de « grosse m... ». Aujourd'hui retraités de la basoche, ce sont les meilleurs amis du monde et du tiers-monde... de Tripoli à Abidjan.

Edouard Limonov, parisien depuis une dizaine d'années, après son exil new-yorkais, est bien chez lui, parmi de grands jobards. Au moment du bicentenaire de la Révolution, il vitupère les droits de l'homme, qui « sont peut-être encore bons à exporter au tiers-monde ; bons pour la grande noire Jessye Norman ; mais chez nous... ce sont des objets morts de musée ! ». La même année, en pleine rage polémique, il propose sans rire de confier le carmel d'Auschwitz à l'Armée rouge, libératrice du camp en 1945. Thuriféraire de la manière forte, il estime que « la démocratie est une paradis pour l'homme faible et médiocre ». A propos de l'oncle Sam, il lâche : « je préfère un monde peuplé de hooligans et de Saddam Hussein par milliers, plutôt que de subir la domination totalitaire et planétaire des Etats-Unis d'Amérique. »

« Dégouté et sceptique »

Au rayon littérature, il crache sur Kafka (« ce petit mec d'assurance, ce chantre mille-pattes ») ou « cette vieille tante somnifère de Marcel Proust ». Il flingue à bout portant Peter Handke, pourtant opposé comme lui à la désintégration de la Yougoslavie, daube BHL, « philosophe chantre du bourgeoisisme moderne ». Ils sont peu à être épargnés par sa haine ou ses rictus.

Entre-temps, le poète « dégouté et sceptique » fait paraître au Dilettante Discours d'une grande gueule coiffée d'une casquette de prolo, et s'apprête à rejoindre définitivement sa terre russe (après un détour musclé auprès des Serbes de Bosnie) pour y fonder le Parti national-bolchévique. Le succès du Limonov de Carrère aurait pu lui offrir une jouvence et une conduite. Mais non, l'éternel gamin de Kharkov poursuit le combat, politique : il a pratiquement abandonné la plume. Les geôles de Poutine ont remplacé l'écritoire...

[1] Voir la sélection d'articles réunic en 2005 par Frédéric Hallier et Denis Gombert : L'Idiot International. Une anthologie (Albin Michel).
.