April 26th, 2013

wilmersdorf

Эдуард Лимонов // "Vogue", №5, май 2013 года

.


ОДНАЖДЫ В АМЕРИКЕ

— Мы идем к Люси Джарвис на пати!— его девочка-жена влетела в квартиру и прокричала эту свою реплику прямо с порога.

— Нужно будет отдать почистить шубу,— добавила она и тотчас же сняла с себя эту шубу из окрашенного в бежевый цвет молодого барашка. Шуба была вывезена из Москвы, а до этого прибыла в Москву из Ливана. Стащив с себя, девочка-жена уже озабоченно ее рассматривала.

— У тебя есть деньги?

Длинноволосый парень вышел из кухни. Оба были одеты в blue jeans, как пара сантехников или акробатов или как брат и сестра. Сухие, молодые, мускулистые.

— Есть,— сказал он.— Сколько?

— Понятия не имею,— девочка-жена прикусила губку задумавшись.— Давай все, что есть, должно быть недешево.

Она уже заталкивала шубу в сумку. Он дал ей деньги. Все. В русской газете, где он работал корректором, платили понедельно.

— Когда идем-то? — прокричал он ей, уже выходящей в дверь в его кожаном пальто.

— Да сегодня! Я же сказала — сегодня. К девяти! Там будут все! Весь Нью-Йорк.

Вернувшись, она мужественно надела резиновые красные перчатки и вымыла ванную, спугнув из щелей нескольких тараканов. Обычно они оба пользовались душем, и тараканам жилось спокойно. Ванна все равно осталась желтой старой tube, американской старушкой. Жена открыла воду, и вода вначале была желтой, лишь потом стала белесой. Ловкая его жена отвинтила полдюжины или больше флаконов, из каждого налила, накапала, выжала содержимое в воду. Запахло хорошо и крепко.

Его жена тотчас же разделась и встала в tube. Присела, а затем уселась, вытянув ноги. Так как ванная и кухня в крошечной квартирке были одним помещением, то оказалось, что он сидит у нее в ногах на табурете. Жена его была чудо как хороша! Высокая, сто семьдесят семь сантиметров. тоненькая, длинноногая и нежная. В Москве она была моделью Славы Зайцева и хотела сделать карьеру модели здесь, в Нью-Йорке. Ей было двадцать пять, но тоненькая blond едва выглядела на двадцать...

Отмокала она часа два. Он за это время написал статью. Босс в газете заплатит ему долларов двадцать. Он остался доволен собой.

— Пока ты отмокала, я сделал двадцать долларов.

Collapse )
.