November 7th, 2015

berlin

Эдуард Лимонов КНИГА МЁРТВЫХ-3. КЛАДБИЩА (очерки, 2015)

.
Владимир_Котляров.jpg

ТОЛСТЫЙ

Володя Котляров был гостеприимным хозяином, бездарным творцом, большим сплетником, хорошим товарищем, французским актером, к концу жизни стал инвалидом. Воспоминания же о нем у меня вот какие.

В моих воспоминаниях мы, редколлегия журнала «Мулета», всегда сидим за столом, поедаем борщи, каши, котлеты «Толстого», таков был его творческий псевдоним, и выпиваем бесчисленное количество красного французского вина. И это Париж, Paris, на минуточку, веселый и вечный город «Парис», за каким только членом русские втюрили ему букву «ж»? Он был очень гостеприимный, Толстый, этого не отнимешь.

О Володя! Ты умер рыхлым, хитрым, подслеповатым, много раз оперированным, но я помню тебя в непомерного размера джинсах, с бритой головой, где-то я сравнивал тебя с актером из фильмов о Джеймсе Бонде. Заглавная роль-то у Бонда, но и вспомогательные молодчики хороши. Ты был, Володя, крепок и полон не реализованных на Родине идей, и хотя приехал ты во французскую эмиграцию уже немолодым человеком, в 42 года, на несколько десятилетий творческой дури тебя еще хватило.

Толстый изобрел «вивризм». По сути дела, видимо, он слизал свой вивризм с акмеизма Серебряного века, но не суть важно. Как у всех пришельцев с окраины Европы, у Толстого было пламенное желание основать движение, направление, «изм». Русские старомодно верили, что история искусства — это история его «измов».

Collapse )
.
berlin

...из радио-эфира с Дмитрием Быковым // "Эхо Москвы", 6 ноября 2015 года

.


ДМИТРИЙ БЫКОВ в программе ОДИН

<...>

Очень много что-то заявок на Лимонова. Братцы, я не буду читать лекцию про Лимонова, я уже это сказал. Я могу говорить о нём одно хорошее, а его это травмирует. Зачем нам травмировать прекрасного человека?

<...>

«Лимонов — это постепенное развитие или деградация? Что бы сказал Эдичка семидесятых, взглянув на себя через 40 лет? Наверное, застрелился бы».

Нет, что вы? Почему застрелился? Он последовательный человек и проводит над собой последовательную операцию по расчеловечиванию. Результат этой операции ему мог не понравиться, но он и не должен нравиться. Скажите, а кто из нас, заглянув на себя через 40 лет, не застрелился бы? По-моему, очень мало таких людей. Ну, есть, конечно, люди, которые уж так собой довольны, что они, в любом виде взглянув на себя, приходят в восторг, но таких людей я встречал очень мало.

<...>




Описка в КНИГЕ МЁРТВЫХ-3. КЛАДБИЩА: <...> вернуться в 1979 год, когда русский эмигрант, впоследствии писатель Николай Боков, мой приятель еще по Москве, умудрился от моего имени подписать с Повэром контракт на издание моей первой книги «Это я, Эдичка». Я давно потерял в странствиях тот блеклый французский контракт, исторический документ, по которому Быков выступал как мой агент <...>
.
berlin

Эдуард Лимонов (интервью) // "Деловой Петербург", 7 ноября 2015 года

.


Эдуард Лимонов: нет никакого кризиса

Писатель Эдуард Лимонов рассказал "ДП" о том, что на самом деле нет никакого кризиса, и о том, что наш народ "хотел быть как янки, так же ходить по Ираку с навороченными ружьями".

— Эдуард Вениаминович, вы на протяжении многих лет считались одним из самых принципиальных оппонентов Путина. Сейчас как вы себя измеряете? Вас можно назвать союзником Путина?

— Нет, зачем же союзником. Он никогда не высказывал желания иметь союзников, мне кажется, ему невозможно быть союзником. Мы были патриотами задолго до Путина, еще в 1992 году я говорил, что Крым и Донбасс придется отвоевывать, мы еще в первой своей программе говорили, что нужно повернуться лицом к Азии, то есть мы были первыми, кто ставил все эти задачи. В последнее время во внешней политике Путина это присутствует, но он продолжает пропагандировать либеральную экономику, и это, с нашей точки зрения, абсолютно неправильно. Мы за народный социализм, за национализацию, у нас осталось огромное количество расхождений с ним, больше, чем у либеральной оппозиции.

— Но в последнее время "Другая Россия" (незарегистрированная политическая партия, которую возглавляет Лимонов. — Ред.) не критикует власти, не устраивает акций.

— Почему? Я в своем блоге, в своих статьях всегда оставался на позициях, которые определил еще в начале 1990–х годов. Или вы считаете, что непрямое действие — воевать в Донбассе? Наоборот, мы шагнули далеко вперед, у нас никогда не было вооруженных формирований, а тут вдруг оказались. Другое дело, что нас под нажимом российских руководителей не пустили в донецкую политику. Были факты, наших людей там арестовывали, держали в подвалах, депортировали.

— У вас нет от этого разочарования?

Collapse )
.
berlin

Эдуард Лимонов (комментарий) // "Аргументы и факты", 7 ноября 2015 года

.
kht_ziu682__365_20100515_i5.jpg

Епископ Митрофан: «Плата за мат — лишение себя помощи Божией»

Сквернословы служат князю тьмы, считает епископ Североморский Митрофан.

В Российской армии объявили о начале кампании по борьбе с матом, пообещав выпустить пособие по этикету «вежливые люди». В свою очередь «АиФ» поговорил с автором исследования «Правда о русском мате» епископом Североморским Митрофаном (Баданиным).


<...>

Иное мнение

Эдуард Лимонов, писатель, политик:

— Хочу повторить то, что уже говорил неоднократно. Мат — колоссальное оживление языка. Всего четыре основы, но откажись от них — и станешь беднее. Кто же по доброй воле откажется от того, чем владеет, что нам перешло по наследству? Меня считают матерщинником. Это ошибка. Мат — не самоцель. В большинстве моих книг вы этого просто не встретите. В ранних — да. Но там люди, герои, находились в таких обстоятельствах, что иначе было никак. Собственно, раз такой случай, описанный в рассказе, действительно спас мне жизнь. Мне 17 лет, я монтажник-высотник, строим цех танкового завода в Харькове. Лестницу не закрепил, её сорвало ветром, и я повис на руках. Высота — 30 метров. Бригадир снизу изругал меня самым страшным матом, и я так обозлился, что забыл об испуге. Подтянулся. Не сорвался. Так что вся эта борьба за искоренение мата ни к чему не приведёт. Он идёт не от ума, а от эмоций. А эмоции искоренить невозможно. Пытаться запретить мат — всё равно что запретить человеку смеяться или плакать.

<...>
.
berlin

Эдуард Лимонов (опрос) // "Бизнес Online", 7 ноября 2015 года

.
ussr.jpg

«В СССР было какое-то ощущение фальши, тупости, карьеризма, двойных стандартов...»

ОПРОС НЕДЕЛИ: А вы испытываете ностальгию по советскому прошлому?

Казанский музей соцбыта в преддверии годовщины Октябрьской революции презентовал в Лондоне выставку под названием «Рублевка». На ней представлены предметы из советского прошлого, цена каждого из которых в 70 - 80-х годах составляла ровно 1 рубль. Возрождается ли в стране мода на советское и что за этим стоит? Испытываете ли вы тоску по той эпохе, храните ли какие-то предметы того времени? На вопросы «БИЗНЕС Online» отвечают Михаил Веллер, Михаил Делягин, Эдуард Лимонов, Шамиль Агеев и другие эксперты.

<...>

Эдуард Лимонов — писатель, политик:

— Вы как обывателю, булочнику какому-то или мяснику задаете вопрос. Какая ностальгия? Был Советский Союз, я живу в том времени, в котором живу. Я написал множество книг. «У нас была великая эпоха» рекомендую прочесть, это о том, как после войны жили в Советском Союзе. Вот недавно написал книгу стихов под названием «СССР — наш Древний Рим». Вот вам ответы на ваши вопросы. Ну как можно что-то вернуть или нет? Если бы я был у власти, то уже давно вернул бы то, что хотел.

<...>
.
berlin

Эдуард Лимонов (комментарий) // "Известия", 7 ноября 2015 года

.
th800_800_a3d20371a3837fed2be982fbf113e191.jpg

Захар Прилепин написал для серии «ЖЗЛ» книгу о забытых поэтах

<...>

Издательство подтвердило «Известиям» намерение и дальше продолжать серию, а Захар Прилепин признался, что хотел бы издать стихи Эдуарда Лимонова.

— У Лимонова есть совершенно пронзительные стихи, однако никто не знает его как поэта. Мне бы хотелось исправить эту несправедливость, — отметил Прилепин.

Впрочем, сам Эдуард Лимонов инициативу коллеги не поддержал, заявив: «Сейчас не время. Давайте без меня».

<...>
.
berlin

Эдуард Лимонов КНИГА МЁРТВЫХ-3. КЛАДБИЩА (очерки, 2015)

.
woini.jpg

ВОИНЫ

Я лишь совсем недавно, уже после выхода из тюрьмы, освободился от магии военных, от того очарования, которое они на меня оказывали. А они оказывали, и сильнейшее.

Объяснение этому протянувшемуся сквозь мою жизнь очарованию — совсем простое. Я метил сам стать большим военачальником, да вот пока не получилось, и, судя по моим годам, у меня уже совсем немного шансов на военные победы и подвиги. Как говорят, «не судилось». Ну что ж, может, в следующем рождении.

Также следует принять во внимание, что отец мне достался военный, он был офицером Советской армии, мелким карапузом помню себя шмыгающим среди солдат. Вообще меня овевали военные ветра еще многие годы после рождения. В войну меня лично бомбили на улицах предместья Нижнего Новгорода — Сормово, меня задвигали отец с матерью в снарядном ящике под стол, усиленный моим отцом несколькими слоями досок, так что я участник войны — на самом деле. Чего удивляться, что человек в военной форме мной воспринимается как родственник?

Война кончилась, и мы с матерью стали путешествовать вместе с отцом моим, лейтенантом Савенко, по военным городкам в Донбассе. Вот сейчас в Луганске сформирована армия ополченцев Луганской народной республики, так я там мелким ребенком с отцом вместе служил. Мое служение заключалось в том, что я вдохновлял отца по месту его службы. Кабинет отца был перегорожен ситцевой занавеской, в большей части кабинета отец вершил свои военные дела, а за занавеской сидели и лежали мы, иждивенцы: моя молодая мать и я. Тогда Луганск назывался Ворошиловград. Помимо Ворошиловграда, семья наша служила в Каменске (видимо, современный Каменск-Шахтинский), в Миллерово, пока мы не осели в Харькове, на улице Красноармейской. Там три этажа занимал штаб дивизии, а один этаж семьи офицеров — иждивенцы.

Столь долгая присказка была мне необходима, чтобы вспомнить нескольких российских военачальников, известных в моей стране боевых генералов. И заодно объяснить то безоговорочное доверие, которое я к ним испытывал и испытываю. В отличие от литераторов, этих я никогда не приветствовал и никогда им не доверял.

Очарование со временем исчезло, уж очень генералы оказались зависимыми от политической власти, но доверие и уважение к людям, ведущим армии в столкновение с армиями противника, под дождь из свинца и осколков, осталось.

Военноначальники — как правило, люди грубые, хотя встречаются среди них и играющие на скрипке (кажется, маршал Тухачевский играл на скрипке), юные солдаты, которыми военноначальники предводительствуют, еще более грубые молодые мужики, обросшие синими щетинами по лицам, с корявыми пальцами-лапами. Они рассыпаны группами по разрушенным ландшафтам, где вкопались в землю и живут в земле и пыли. Но я испытываю несказанное вдохновение и подъем сил, когда вижу отряд солдат на марше. Или фронт в наступлении.

Ну так вспомним их...

Collapse )
.