February 13th, 2016

berlin

...из интервью с Александром Бородаем // "Актуальные комментарии", 13 февраля 2016 года

1407425722_0905.1000x800.jpeg

Донбасс будет с Россией

Александр Бородай не нуждается в представлении, его имя знакомо любому, кто следил и следит за событиями на Донбассе. Алексей Чеснаков поговорил Бородаем о сценариях развития событий в республиках, столичных «патриотах» и о том, кто до сих пор остается нашим общим врагом.

<...>

— Кадровые вопросы, говоришь. Давай по кадрам. Один твой бывший кадр, министр обороны, на днях создал довольно специфическую организацию, союз почему-то 25 января. Ты в нем ошибся или нет? И как ты думаешь, что для него важнее: спутник или погром?

— Не могу сказать, что не испытываю некоторого злорадства. Нет пророка в своем отечестве. Так уж получилось что уже довольно давно я говорил, что больше терпеть его безобразия нельзя и попытался, скажем так, открыть завесу над личностью Игоря Гиркина. Что он движим собственным самолюбием и психической неадекватностью. Более того — он обязательно полезет в политику. Неоднократно говорил. И что мы видим? Полез. Еще как полез. Даже начал с правильного политического хода — создал свою пресс-службу. О том, как говорить, думают те, кому нечего сказать. В итоге — смешное и жалкое зрелище. И сам Гиркин, и весь его союз. Для меня там единственная интересная фигура — писатель Эдуард Лимонов. Экзотический человек со специфической биографией, но надо признать — он серьезный русский писатель. Остальные члены союза это какие-то блогеры. Честно говоря, Игорь тоже больше блогер, чем политик или военный, а его актерская натура проявляется в попытках играть роль белого офицера. Он так и остался реконструктором. Я и некоторых других членов этого комитета неплохо знаю. Например, Максима Калашникова. Мне представляется, ими движет чувство колоссальной неудовлетворенности, огромные комплексы. Они почему-то считают, что должны, не могут, а должны получить свой кусок властного пирога. Они ненавидят, но боятся власть.

<...>

— Ты давно знаешь людей из патриотического лагеря, не «так называемого патриотического лагеря», а настоящего патриотического. Вот в чем разница между патриотизмом Проханова и Лимонова ты как эксперт можешь сказать?

— Их многое объединяет.

— А что разъединяет?

— Проханов – действующий политик, которые пишет книги. Непонятно, кого в нем больше, политика или писателя. Ему интересна страна. Ему нужен результат. Лимонов в первую очередь писатель. Ему интересны люди. Со своеобразной стороны. Он рассматривает людей как букашек или бабочек. Ему важен процесс. Как сейчас говорят: «движуха».

— Проханов тоже вроде бабочек собирает.

— Лимонов собирает людей как бабочек. А Проханов — бабочек как людей. Проханову бабочки интересны. Как существа. Может потому что он слишком хорошо знает природу человека. Поэтому его и не заносит в крайности. Он жесткий человек. Для Проханова Россия — все. Проханову куда интереснее Захарченко, чем Гиркин. А Лимонову хочется наблюдать за тем же Гиркиным как за бабочкой: наколоть, посмотреть как она будет трепыхаться на игле, потом покрыть лаком и описать процесс.

<...>





Высмеивание и очернение — первый этап общественного признания

На появление "Комитета 25 января" бурно реагируют самые разные люди, от Познера до Бородая.

Воздух российского медийного пространства сотрясает обычное,— при появлении нового явления, а тем более явления политического,— многоголосое завывание, в котором можно выделить несколько магистральных нот.

"Подлецы, мерзавцы, ничтожества, маргиналы, фашисты!"

Ещё одна нота: "У них ничего не получится!"

И ещё один мотив: "ими движет самолюбие, или честолюбие, или тщеславие, или зависть, или комплекс неполноценности" (гражданин может выбрать любое из перечисленных, или все вместе).

Получится или не получится — можно будет увидеть лишь по прошествии времени. Пока прошло лишь пару недель.

Плохо понятый из недопереваренного фрейдизма "комплекс неполноценности" на самом деле мощный позитивный импульс, двигающий людей по жизни, вынуждающий их дерзать. У Гая Юлия Цезаря, низкорослого и плешивого, был ярко выраженный комплекс неполноценности.

У Апостола Павла, создателя христианской церкви, вид был ужасный: низкорослый, кривоногий, лысый и так далее.

Зависть также перевернула горы в нашем мире. Стремясь превзойти тех, кому завидуем, мы человеки превосходим порой самих себя и данные нам природой возможности.

И даже тщеславие на самом деле позитивная сила.

А маргиналами называют в современой политике тех, кто ещё не пришёл к власти. Ленин в феврале 1917-го был (по современной полит.терминологии) маргиналом, а в ноябре того же года уже не был, сами знаете кем стал. И так не только с Лениным...

Часть тех, кто смешно и дилетантски накинулся на "Комитет...", сделали это по долгу службы, но большая часть просто обыкновенные занюханные обыватели, ненавидящие всё, что выше плинтуса поднялось.

Тем более, если это политическая сила.

На самом деле неприятие и высмеивание и очернение,— это первый этап общественного признания.

А если по сути: появилась политическая сила, на которую есть запрос у российского общества.

Точка. И цыц.

«limonov-eduard.livejournal.com», 13 февраля 2016 года