February 17th, 2016

berlin

Эдуард Лимонов // "Свободная пресса", 17 февраля 2016 года



БУНТ ЖУРНАЛИСТОВ

Эдуард Лимонов о солдатах-добровольцах либерального империализма.

Кто начинает майданы?

Я не сомневаюсь, что этот вопрос занимал последние годы последовательно умы спецслужб Туниса, Египта, Украины, да и России, пусть у нас майдан состоялся лишь в лёгкой форме и был ликвидирован в короткое время.

Именно в России ответ на мой вопрос был дан самими организаторами и делателями болотного майдана, «наши» окрестили себя лестным для них самоназванием «креативный класс».

Так как среди ораторов на Болотной площади и проспекте Сахарова в сезон «нашего» майдана было лишь ничтожное меньшинство музыкантов, архитекторов, дизайнеров, учёных, дам в норковых манто и даже оппозиционных политиков было негусто, то путём нехитрого подсчёта приходится прийти к выводу, что под «креативным классом» спрятались журналисты.

Ведь подавляющее большинство возбуждающих толпу со сцены лиц составляли журналисты, четвёртая власть.

Собчак, Кашин, А.Троицкий, С.Пархоменко, Д.Быков — это ещё звезды первой величины, а вот второй величины там их было несметное множество. А уж третьей величины и того больше.

Собственно, и переселение с площади с говорящим красным названием «Площадь Революции» на площадь с другим говорящим названием — «Болотная» организовали и провели журналисты — главным образом, империя «Эха Москвы» при участии ещё полдюжины либеральных или полулиберальных радиостанций, газет, и были поддержаны целой сетью блогеров. А блогеры — это именно современные журналисты, труженики Интернета, ежедневно возбуждающие свои аудитории.

Блогер — это такой современный солдат ползучего либерального империализма, родившийся в густом тылу врага, и рано утром вскакивающий с постели для того, чтобы будоражить в твиттере, ударять в ЖЖ, язвить в Фейсбуке и ВКонтакте.

«Против лома нет приёма» — гласит мудрая чёрно-пессимистическая поговорка. Так вот, против тысяч блогеров, сидящих за клавиатурами и приникающих непосредственно в квартиры и черепные коробки граждан, тоже нет приёма, как и против лома.

Универсального оружия этого не было в предыдущие эпохи, их гражданские войны, по сути, были ещё примитивными сражениями за скромные материальные блага того времени. А вот нашего времени сражения происходят непосредственно за души человеческие. Тысячи аргументов в сутки, часто не прямо, но косвенно вбрасывают журналисты-блогеры в души граждан.

Сложно в этой войне их победить.

Другой вопрос: почему у нас самозародились солдаты либерального империализма, завоёвывающие души наших граждан для осуществления жестокого «европейского пути развития», как они любят говорить, нисколько не скрывая, таким образом, того, чьи они агенты.

Орудуя с помощью прав человека, с помощью ложно истолкованных понятий о «развитии» и «прогрессе» о «цивилизованных» и «нецивилизованных» странах (Россию, разумеется, презрительно поместили в «нецивилизованные») солдаты-добровольцы либерального империализма воюют против России ежедневно и еженощно. Они ухитряются перевернуть все наши ценности с ног на голову.

Придя к власти в 1991 году, Ельцин и его люди не стали запрещать старый вариант Истории и мировоззрения, они позволили Новому варианту Истории и мировоззрения сосуществовать с ним рядом, и некоторое время две Истории, два мировоззрения сосуществовали бок о бок: старая патриотически-советско-русская и Новая. Слабо переругиваясь время от времени.

Однако, в конце концов, они должны были схлестнуться, что сейчас и происходит. Мы наблюдаем резкую поляризацию наших сограждан по двум лагерям. По размерам лагеря не сопоставимы, патриотический-советско-русский огромен, но у него малочисленный отряд «рыцарей» пропаганды, у него немного журналистов.

Малочисленный в сравнении с советско-русским, — либеральный, прозападный лагерь, — как говорят «мал, да вонюч», у них полно говорящих голов, распыляющих яд невиданной силы.

По сути дела, не убивающие и не ранящие граждан физически «Женя» Альбац, Алексей Венедиктов, Варфоломеев, Латынина «Юля», Ганапольский или Пархоменко — уголовные преступники, потому что беды от них больше, чем от батальонов украинской, например, армии.

Четвёртую власть первая власть не трогает. По-моему, исходя из ложно понятого некоего кодекса поведения человека и джентльмена (опять-таки внушённого с 1991 года российской власти Западом и незаметно проникшего в души наших правителей, этакий грибок слабости), а ещё из обманчивого чувства превосходства, снисходительно позволяет существовать рядом с собой «креативному классу», предполагая что он более или менее безобиден.

Но он не безобиден, и при снисходительном к нему отношении разрастается (да уже разросся!) в опасность номер один.

На каждом углу нам говорят как опасен ИГ*, и, таки да, опасен.

Но «Женя» Альбац, «Юля» Латынина, Алексей милейший Алексеевич Венедиктов, усиленно старающийся проканать под безобидного пьяницу и дурачка («I am at Plaza hotel», «I am at Krasnaia ploschad…»), — не менее опасны, и у них есть покровители.

Иногда мне кажется, что журналист не может быть не либералом, что всякий журналист либерал.

Это, конечно же, неверное умозаключение.

* «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.
berlin

...из радио-эфира с Александром Прохановым // "РСН", 15 февраля 2016 года



АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ в программе БЕЗ ВОПРОСОВ

<...>

[Сергей Королёв:]
— «Александр Андреевич, ваше мнение о подозрительном «Комитете 25-го января»», — интересуется слушатель.

[Александр Проханов:]
— А в чём он подозрителен? Он не подозрительный. Почему? Это собрались... собрались такие вот патриотические интеллектуалы, националисты. Ведь всё группируется... «Изборский клуб» — это группа одних интеллектуалов, «Валдайский» — других интеллектуалов. Вот собрались выдающиеся, яркие...

[Сергей Королёв:]
— Третьи интеллектуалы...

[Александр Проханов:]
— ...яркие люди. Двое из них выступают по «РСН»: Холмогоров и Ольшанский.

[Сергей Королёв:]
— Вы будете смеяться, трое.

[Александр Проханов:]
— Кто третий?

[Сергей Королёв:]
— Лимонов.

[Александр Проханов:]
— А, Лимонов, да! Лимонов. Так что...

[Сергей Королёв:]
— Вы не собираетесь туда? Тогда у нас четвёрка всё-таки сформируется.

[Александр Проханов:]
— Если Вы попросите, сами возглавите этот клуб. Тогда это будет клуб...

[Сергей Королёв:]
— Я боюсь, что это место уже занято, простите меня.

[Александр Проханов:]
— Похлопочем, Серёж, похлопочем.

<...>
berlin

Алексей Сочнев // "alex-dars.livejournal.com", 15 февраля 2016 года

Оригинал взят у alex_dars в Березовский и поэзия



В феврале 2003 года в Центральном Доме литераторов прошел торжественный вечер в честь 60-летия Эдуарда Лимонова. Сам юбиляр сидел в Саратове по обвинению в попытке свержения строя в Казахстане. На вечере были многие политики и поэты. С пламенной речью выступил Александр Проханов, он вручил нацболам банковский чек на 11 тысяч евро от Бориса Березовского для поддержки политзаключенных, а самому лидеру НБП — бутылку арманьяка 1943 года (Лимонов родился в 43-м). Освободившись, Эдуард Вениаминович распил с товарищами эту бутыль. Нацболы добро помнят и в 2006 году опубликовали стихи опального олигарха на страницах "Лимонки" [№306]. Сделать это могли только отморозки — от Березовского в России шугались тогда все, он был в звании абсолютного зла.

К чему я это вспомнил? Да к тому, что случайно нашёл те его стишки.

Collapse )