March 14th, 2016

zm4

Plus Ultra: отрывки из книги

2-Й ПРОЛОГ, ОБЪЯСНЯЮЩИЙ КНИГУ
В детстве я стал учить греческий язык, но выучил только алфавит, потому что меня сманили другие увлечения. Так, я стал составлять картотеки королей и императоров по странам, одновременно классифицируя растения по семействам, с приложением рисунков, переведенных мною на кальку, из взятых в библиотеке книг по ботанике.
Еще меня увлекали одновременно: мореходство, история, исторические личности, геология, и вообще, занятий моих было не счесть.
Лет в пятнадцать я влюбился в поэзию и меня ста¬ли привлекать девки, но природные наклонности не исчезли и продолжали проявляться.
Привлекали меня ситуации и личности и знания таинственные, стечения обстоятельств необычайные, гипотезы безумные.
Впоследствии, помню, бродя по римскому Форуму в декабре 1974-го, нюхая старые стены и водя пальцами по мрамору (я даже на землю ложился рядом с древностями), я упорно отказывался верить в седую древность всех этих «терм», Колизея и других римских построек.
Этого заряда подозрительности неверия хватило мне на многие десятилетия.
К тому старому неверию прибавилось и новое неверие. Так, я не поверил в неподвижность военного дела, в то, что изобретательство военных машин
подозрительно остановилось на пороге между последними столетиями до новой эры и не развивалось приблизительно до XI века новой, когда, наконец, появился арбалет. То есть тысячу с лишним лет, получается, ничего не изобретали? Целых 1 300 лет?
Да не могло этого быть!
между тем я сумел к середине жизни себя кое-как дисциплинировать и потому успел создать довольно большое количество стихов и прозы. Специалисты по литературе находят мои достижения значительными. Сам я скорее воспринимаю мои достижения как должное.
В конце 80-х - начале 90-х годов я увлекся войной и политикой. Отсидев в тюрьме, я вдруг опять заболел моей детской болезнью, а именно увлекся многими тайнами сразу, в результате появились такие книги, как «Ереси» и «Illuminationes».
И сейчас я только и жду повода, чтобы сбиться с дороги и опять раздробить мои интересы. И сладострастно увлекаться всем и сразу.
Эту книгу населяют таинственные египтяне в льняных одеждах, обритые и надушенные. В ней пробегает похотливый молодой Фауст в колпаке чернокнижника. И соревнуется с постным Лютером на общей для обоих площадке - в городке Виттенберге, Германия.
В персонажах этой книги числятся пульсирующие черные дыры, пожирающие материю, как поймавшие насекомых и ящериц плотоядные цветы тропиков. Так же как и планета Земля, с температурой ядра свыше пяти тысяч градусов несущая нас на чудовищных скоростях, 107 тысяч километров в час, по вокругсолнечной орбите, и скромные около полутора тысяч километров в час вокруг своей оси.
Египтяне и черные дыры соседствуют с размышлениями о предметах странных, старомодных и вопиюще бесполезных... Случай, так же как и время, предметы моих размышлений.
Лекции об истории войн и оружия убийств соседствуют с гипотезой о том, что два великих изобретателя, Архимед и Леонардо да Винчи, якобы разделенные во времени на 1 800 лет, на самом деле - одна историческая личность, поскольку изобретения их фактически идентичны.
Арийские племена в этой книге вторглись в теплую Индию, Фридрих Великий играет на флейте и выводит породу прусских гренадеров и ссорится с отцом королем и с Вольтером, чудаковатый философ Григорий Саввич Сковорода бродит по городкам Воронежской области, где уже живут с ним рядом мои прямые предки... «Всякому городу нрав и права. Всякий имеет свой ум голова...» Гамлет простенько убивает Полония шпагой через занавес¬ку и сурово и грубо отчитывает свою мать королеву Гертруду, всего лишь помогавшую дяде Гамлета убить своего брата - ею нелюбимого мужа.
Христос, оказывается, был греком, а его апостолы - парфянами, а не иудеями...

Египетское наследство

ПОЛУЖИВОТНЫЕ БОГИ
Боги с птичьими и собачьими головами

Во главе с Осирисом они пришли со стороны Ливии. Среди пришельцев в долину Нила, во главе с Осирисом, были полулюди-полубоги с птичьими головами и шакальими головами (Анубис). Они не оставили потомства. Сквозь дымные нечеткие воспоминания, позднее, египтяне стали почитать их как богов.
На самом деле боги-полуживотные были результатом каких-то сверхэкспериментов по скрещиванию людей и животных, которыми занимались условные «атланты» -людская цивилизация высшего типа. Потомства эти экспериментальные существа не могли дать, так же как не дают потомства мулы: помесь лошади и осла...

Размышления о планете Terra

Почему у нас не кружатся головы при этих бешеных вращениях нашей планеты вокруг своей оси? Скорость:
на широте Италии - 1200 км в час,
на экваторе - 1670 км в час,
на полюсах - 0.
Земля вокруг Солнца летит со скоростью примерно 107000 км в час.
Угол между земной осью и плоскостью эллипса - 66° 33'.
Убедительных объяснений вращения нашей планеты и других планет я в науке не обнаружил (объясняются частности и детали). Такое впечатление, что совокупность Вселенных - это чей-то упрямый и устойчивый сон. Либо воображение, заморозившееся в одном состоянии на миллиарды лет...

Таким образом
Мы (и я) - все искали Создателя либо в Бездне Хаоса, либо представляли его невидимым существом, предпочитающим обходиться без материи.
Но почему мы смотрим только вверх?
Стоило взглянуть под ноги.
Самым убедительным кандидатом на роль Создателя человека является наша родная планета Terra.
У Гете в «Фаусте» в первом акте появляется Дух Земли. Фауст пасует перед ним, просит его удалиться. Даже сверхчеловеку Фаусту такое знакомство оказалось непосильно...

Франкенштейн
«Франкенштейн» написан Mary Wollstonecraft Shelley в 1816 году. Ледяное начало романа на самом деле его конец. Начинается он в наших северных широтах.
«Франкенштейн» начинается с писем из Санкт-Петербурга и Архангельска путешественника по фамилии Walton его сестре Маргарет Saville в Лондон. В традиции романа в письмах, таковыми были и романы Ричардсона, и «Страдания молодого Вертера».
«Я уже далеко к северу от Лондона, и когда я хожу по улицам Петербурга, я чувствую холодный северный бриз на моих щеках, который успокаивает мои нервы и наполняет меня восхищением. Понимаешь ли ты это чувство? Этот бриз, который пропутешествовал из тех мест, куда я направляюсь, приносит мне привкус этого ледяного климата», - пишет Walton в первом письме из Петербурга.
Второе письмо написано из города Archangel, где Walton готовит свою экспедицию через Ледовитый океан в Тихий, находясь «среди торговцев и моряков».
В четвертом письме вблизи затертого льдами корабля Walton'a в рассеявшемся тумане появляются сани, влекомые собаками, на расстоянии полумили.
«Существо, имеющее форму человека, но вероятно гигантского размера, сидело в санях и управляло собаками. Мы смотрели через наши телескопы быстрый прогресс путешественника до тех пор, пока он не потерялся в отдаленном хаосе льда»...