Алексей Евсеев (jewsejka) wrote in ed_limonov,
Алексей Евсеев
jewsejka
ed_limonov

Categories:

Эдуард Лимонов // «Советская Россия», №67, 16 мая 1992 года

из архива Ильи (Дзержинск):

НАШИ ОШИБКИ

Захватывающе интересно наблюдать вплотную (и участвовать) поистине исторические события 8-9 февраля, 23 февраля и 17 марта. Именно в эти дни заявила о себе резко и решительно оппозиция ельцинскому режиму. Самым важным днём является для меня 23 февраля. В День армии состоялось физическое столкновение между властью и оппозицией, обещавшие, что конфронтация перейдёт в следующую фазу: физической борьбы. До сих пор противники топтались, делая угрожающие жесты и атакуя друг друга словесно. Но в следующий исторический день, 17 марта, власть извлекла урок из своего несомненного поражения 23 февраля и отступила. А у оппозиции не хватило мужества броситься в открытую драку.


НЕПРИМЕНИМОСТЬ ПАРЛАМЕНТСКИХ МЕТОДОВ ПРИ АВТОРИТАРИЗМЕ

17 марта на VI Съезде депутатов СССР победила осторожная выжидательность. Победили «законники». Отдавая должное мужеству депутатов, в особенности рядовых депутатов, не «звёзд», рискующих и безопасностью, и свободой своей и своих семей, и, может быть самой жизнью, вынужден констатировать, что своей миссии Съезд народных депутатов СССР не выполнил. В Вороново депутатская масса всего лишь проголосовала за (нужные, важные – да, но бумаги) документы, осуждающие нынешнюю власть, её политику выжженной земли. Однако в том-то и дело, что не осуждения правящего режима ожидали мы все, и я в том числе, от Съезда. Антинародный и антинациональный характер режима отлично разоблачается оппозиционными газетами («Сов. Россия» и «День» делают это резче и лучше других) и ораторами на митингах. Власть сама разоблачила себя тем, что отбросила 80 процентов населения в нищенское существование. И оставила 25 миллионов россиян вне границ России – результаты этого предательства кровавыми пятнами видны в Приднестровье, и кровавых пятен на карте будет всё больше. Не осуждения мы ожидали, но первого шага к устранению этой власти. Следовало создать символ законной государственности – законное правительство, создать правительство национального спасения. В глазах всех россиян правительство, созданное последним законным парламентом СССР, обладало бы гигантским моральным авторитетом. В этом была историческая миссия чрезвычайного VI Съезда депутатов предательски убитой страны – СССР. А не в том, чтобы продолжить жизнь парламента СССР. Следовало создать власть – и уйти.

Депутаты не поняли, что подобный исторический шанс приходит только один раз? Депутаты не поняли, что история избегает повторений, повторения высмеивают историю, и потому выбрали Постоянный президиум Съезда и намереваются собраться на ещё один Съезд? Для меня, участника этих событий, присутствовавшего и 16 марта на обсуждении документов, и 17 марта в Вороново, было ясно: разогнанные в 1991 г. Вопреки существующей Конституции и вопреки элементарным принципам демократии, депутаты продолжают действовать, как если бы в России возможна была парламентская борьба. Но нет, друзья мои, парламентская борьба сделалась невозможной после государственного переворота 21-24 августа. С тех пор вы живёте в климате авторитарного режима, в котором парламентские методы нелепы, как великолепные манеры английского джентльмена из высшего общества, попавшего в плен к каннибалам.


ВОЖДИЗМ

Все без исключения российские партии и движения были созданы в климате последних лет и потому естественным образом приспособлены к начавшейся было в СССР в эпоху перестройки парламентской политике. Но режим Ельцина авторитарный по сути своей (власть имущие хотят казаться демократами и называют себя так, но это их любовный взгляд на себя, любимых), и он сделал невозможным парламентскую борьбу. Потому мы наблюдаем сегодня интересный феномен. Политическая борьба сегодня всё более не борьба партий и программ, но борьба личностей. Лидерам Ельцину, Руцкому, Бурбулису, Хасбулатову, Попову… противостоят лидеры: Алкснис, Анпилов, Макашов, Бабурин, Жириновский, Умалатова… Различие между двумя группами принципиальное: первые – носители чуждой западной идеологии, вторые – патриоты, однако борьба личностей лидеров, а не партий налицо.

Говоря о вождизме, ИНТЕРЕСНО ОСТАНОВИТЬСЯ НА ФЕНОМЕНЕ Жириновского. Он одновременно и очень нелюбим одной частью населения, и очень почитаем другой. Для многих «демократов» и «прогрессивных» обывателей Жириновский почти синоним «фашиста». Между тем едва ли один из каждой тысячи людей, не принимающих Жириновского, прочёл программу его либерально-демократической партии. Я объясняю и неприятие, и восторженное почитание Жириновского тем, что он совсем не привычный для российского сознания тип политика. Тогда как в Соединённых Штатах Америки он был бы вполне на своём месте – рядом с Джесси Джаксоном или даже Бушем. Разгадка скандала Жириновского в его энергичной, эмоциональной манере. В том, как он говорит, а не что говорит. Он говорит в лоб, не обходя проблемы. Российский же обыватель привык (и годы перестройки не успели разрушить совсем эту традицию) к солидному лидеру, роняющему слова на вес золота. Охальный Хрущёв, вспомним, казался народу легкомысленным и не потому ли соблазнил недавно массы Ельцин – хмурая, малоговорящая «жертва». Суть же речей Жириновского (а говорит по большей части разумно и справедливо) заслоняется для обывателя его непривычной, кажущейся суетной на фоне традиционной российской «солидности» манерой.

К этому недоразумению (он – не истеричный фашист, но резко, больно и свободно изъясняющийся политик американского типа) следует добавить несомненный негативный результат «работы» ельцинской прессы – и радио, и теле. Жириновского (как и всю оппозицию) чернят самыми недостойными способами. Телевидение в феврале позволило себе подло (иначе не назовёшь) сопроводить передачу, посвящённую фашизму, документальными врезками из интервью Жириновского. Несмотря на тенденциозную топорность подобных фальшивок, определённые группы населения на дух не выносят Жириновского. Я проделал опыт: привёл 19-летнего «прогрессивного» парня на встречу Жириновского со студентами историко-архивного института. До этого Слава враждебно отзывался о Жириновском, в лучшем случае имя последнего вызывало у него скептическую усмешку. После вечера Слава, нет, не стал поклонником Жириновского, но вынужден был признать, что идеи его разумны и справедливы, пусть и выражены в непривычно резкой форме.

Жириновский – очень известен. А известность – это гигантский политический капитал сам по себе. В стране с парламентским демократическим режимом (в США, например) его ожидало бы завидное политическое будущее. В России его известность пропадает втуне. Идеи Жириновского и его известность позволяют ему стать возможным кандидатом и быть выбранным во властные структуры государства. Если бы… Ибо в России президентским указом все выборы «отложены» до конца 1992 г. и отсрочка (фактически запрещение) будет непременно продлена, иначе режиму, потерявшему поддержку населения, не выжить. В авторитарной России Ельцина у Жириновского сомнительное будущее. Существует опасность, что его популярность не доживёт до выборов, выдохнется. В быстро принимающем всё новые формы мире российской политики это реальная опасность. Несмотря на то, что яркий молодой лидер (46 лет) Жириновский окружён талантливыми, совсем молодыми людьми (25-30 лет), на сегодняшний день его партия не может ему помочь. Ибо это не партия, идущая к власти, а парламентская партия. Вне парламентского пространства ЛДП бессильна.

И по тем же самым причинам сомнительным представляется будущее всей оппозиции, если она не перестроится. Привыкнув за 1989-1991 гг. к парламентским прениям и дебатам, она всё ещё хочет побеждать постановлениями и резолюциями на конгрессах и съездах и на выборах, в то время как в борьбе с авторитарным режимом нужны иные методы. Если бы общероссийские выборы в Совет народных депутатов были бы возможны сегодня и сейчас – правительство Ельцина пало бы и оппозиция получила бы власть. Понимая это, демократы не допустят выборов. Увы, политическое поле битвы находится сегодня не в парламенте и не на избирательных участках.


УЛИЦА

Где же поле битвы между властью и оппозицией? Существует мнение, что на улицах Москвы. По меньшей мере несколько лидеров оппозиции убеждали меня, что «всё решается в Москве» и что, если оппозиция выведет на улицы Москвы критическую массу народа, режим падёт сам. А страна, мол, последует за Москвой…

Несомненно, что манифестации, состоявшиеся 7 ноября 1991 г., 12 января, 9 февраля, 23 февраля, 17 марта, нервируют режим и раскачивают лодку правительства. Несомненно и то, что манифестации следует обязательно продолжать и множить, раскачивая режим, держать его в страхе. Однако стоит обратить внимание на то, что надежда на достижение критической массы в очередные годовщины и съезды, просто манифестации и веча не оправдывается одна за другой. Последний и решительный бой, увы, откладывается всякий раз. На улицы выходит всё больше и более злых людей, в десятки раз больше, чем о том свидетельствуют лживые цифры, приводимые в «демократических» газетах, и всё же их всякий раз недостаточно, чтобы «режим пал сам». К тому же устроители манифестаций пытаются контролировать праведную злость народа, убеждая людей «не поддаваться на провокации», не делать того и не совершать этого, в то время как задача манифестаций именно показать власть имущим температуру недовольства народного.

Должен пессимистически отметить, что в Москве, пожалуй, никогда не выйдет на улицы достаточно манифестантов (разве что в случае наступления сурового голода) ибо столица – город особый. По Москве биение пульса России отсчитать невозможно. Москва – город административный, здесь множество министерств, ведомств, управляющих структур. В известном смысле Москва наживается на перестройке и «демократии». Ведь весомая часть населения столицы занята в обслуге администрации (прибавьте к ним ещё обслугу ста тысяч иностранцев, проживающих в столице). Слуги всегда заинтересованы в стабильности и примыкают без колебаний к уже царствующему режиму. В Москве самое крупное в стране скопление новых буржуа и их авангарда – «демократической» интеллигенции, в то время как патриотическая интеллигенция скорее рассеяна по провинциям. Добавьте ещё предпринимателей-вампиров, криминалов-спекулянтов (их привлекли в Москву широкие возможности столицы) – и вы получите неутешительный социальный портрет города. Я восхищён энергичностью Виктора Анпилова и его друзей из «Трудовой Москвы», они способны мобилизовать в короткий срок тысячи людей и вывести их на улицы, однако изменить социальное соотношение сил в Москве они не могут. Кстати говоря, Анпилов наиболее результативен из всех лидеров оппозиции. Он трезвый и деловой лидер нового, послеавгустовского времени. Он прежде всего делатель и организатор. Он мыслит не постановлениями и резолюциями, но акциями, операциями.

Даже если однажды критическая масса манифестантов превысит, скажем, миллион, вовсе не обязательно, что такая грандиозная манифестация свалит правительство и уберёт от власти новую буржуазию. «Демократы» (новая буржуазия) прекрасно понимают, что второго шанса не будет, второй раз им к власти не прийти, настолько неоспоримо губительна была для страны их деятельность, потому они будут держаться за власть зубами и когтями. Даже парламентские режимы на Западе после миллионной демонстрации всего-навсего обыкновенно приносят в жертву одного-двух министров. Ельцинский же авторитарный режим никакие манифестации не смогут заставить уйти. Вооружённые силы – милиция и армия – находятся в руках режима. Уже восемь месяцев. И не следует обольщаться на их счёт. Конечно, есть милиционеры-патриоты. Я сам знаком с десятком. Не счесть патриотов в армии. Однако каждый новый день удержания власти придаёт нынешнему правительству всё больше законности в глазах милиции и армии. Они психологически привыкают и всё охотнее повинуются, даже если понимают, насколько антинароден режим.

Да, есть определённые шансы на то, что доведённые до самого последнего отчаяния москвичи всё же уподобятся парижанам в 1789 и 1848 гг. и взорвутся. Серьёзная политическая оппозиция, однако, не может позволить себе строить свои политические планы на будущее на предположении.

Очевидна к тому же решимость власти убрать оппозицию с улиц, прекратить раскачивание лодки. 23 февраля правительством была сделана попытка применить насилие. В результате день выиграла оппозиция. После 23 февраля власть готовит и исподволь внедряет законодательные меры, позволяющие запрет «несанкционированных» (т.е. неугодных правительству) манифестаций или хотя бы перенесение их из центра города.

Если не на улицах Москвы решается судьба России, то где же?


КРОВОТОЧАЩИЕ ОКРАИНЫ

Присутствуя на Конгрессе патриотических и гражданских сил 8-9 февраля, я лично убедился, что самыми радикальными были выступления представителей окраин, россиян, обнаруживших себя оторванными от России, за границей. Цитирую по моим записям. Профессор Сагатовский (представитель Крыма): «Сравнил бы наше положение с осенью 1942 г… Пока мы отступаем, пока нас бьют». Волошенко, атаман Кубанского войска: «Вы тут говорите, а по нас уже стреляют. В 300 верстах от нас идёт настоящая война». Капранов из Риги: «Мы приехали из региона, где война может начаться со дня на день. На улицах вооружённые люди в хаки. Копаются бункеры… Готовятся вредить армии «оккупантов». Дураков из Киева: «Создаётся украинская армия. Создаются боевые отряды. Готовятся списки русских на случай депортации. Требуют отключить Российское телевидение. Уже отключали программу «Вести»… Устройство на работу зависит от степени знания украинского языка». Чимченко из Грозного: «Вы знаете о кровавых событиях в станице Троицкой. На улицах Грозного стреляют. Гибнут русские дети». Завличко (Гагаузия): «Вооружённые добровольцы из Молдавии и Румынии, около 80.000 блокируют Гагаузию. В марте-апреле, если не вмешается Россия, будет кровопролитие». Очкасов (представитель Сибирского и Казахстанского казачества): «Атамана Богаевского в Казахстане приходили трижды убивать. Сорвали и изломали трёхцветный флаг. Можно ожидать самого худшего».

На окраинах России, там, где уже льётся русская кровь. Оппозиция, что, не понимает, что «русский вопрос», – судьба 25 миллионов «зарубежных» россиян есть и будет в ближайшие годы важнейшей политической проблемой? Правительство Ельцина, предавшее 25 миллионов русских, бессильно помешать кому-либо образовывать добровольные отряды на территориях, от которых оно отказалось само.

Следуя мудрому чьему-то совету, фрондёр Руцкой (я считаю его не оппозиционером, но оппортунистом) съездил в Крым и Приднестровье. Оппортунист Руцкой беззастенчиво зарабатывает себе политический капитал в Приднестровье и Крыму, в то время как именно он вместе с Ельциным и всем правительством ответствен за отчуждение 25 миллионов россиян от матери-Родины. Руцкой в Приднестровье, а не вожди оппозиции! Ну что ж, они дождутся, что новые лидеры выдвинутся на кровоточащих окраинах России. Жириновский первым стал говорить о необходимости защиты «зарубежных» русских в республиках, но ограничивается до сих пор декларациями.


СВЯЩЕННАЯ ВОЙНА НА УЛИЦАХ

Мирные манифестации следует продолжать проводить. Однако должны быть и другие методы воздействия на власть. Какие? За опытом следует обратиться и к нашей собственной истории, а также изучить методы непарламентских политических движений других стран. Среди прочего следует использовать и опыт недавних «революций» в Восточной Европе (и таких движений, как «Саюдис» в Литве). Оппозицию не должна смущать идеология и политическая ориентация этих движений. Речь идёт о заимствовании оперативных методов борьбы, и только. В частности, интересным мне представляются «набеги» румынских шахтёров на Бухарест. В касках, с кирками и железными прутьями, шахтёры могут дать почувствовать зарвавшимся наглецам у власти, что мы не намерены терпеть их дальнейшие эксперименты над нами. Оппозиция не сумела воспользоваться похоронами генерал-лейтенанта Пескова и превратить их в суд над режимом. На Ближнем Востоке, в Италии, в Латинской Америке подобные похороны обыкновенно бывают последним днём правительства, а то и режима вообще. Опыт Ирана, опыт Бейрута – всё годится нам.

Отдельные яркие акции небольших, хорошо организованных отрядов могут быть куда более эффективными, чем многотысячные митинги. Оппозиция должна физически вступаться всякий раз, когда обижены, выселены, приватизированы или оболганы слабые и бедные. Подобные акции принесут уважение и любовь народную. Не следует бояться ни уголовных дел, ни тюремных заключений, которые могут быть только кратковременными, ибо национальное патриотическое движение обречено на победу.

Следует понимать меня правильно. Я не предлагаю отказаться совсем от попыток победить парламентским путём. Следует добиваться роспуска нынешнего Совета народных депутатов России и досрочных выборов на том основании, что Россия уже не федеративная республика в составе СССР, фактические границы самой Российской Федерации изменились; и самое важное: в России сменился политический строй. Так как вопреки самым элементарным нормам законности и демократии режим Ельцина не желает допустить выборов в Совет России, мы имеем право ответить на молчаливое насилие режима силовыми методами. Другого выхода просто нет. Иначе страна будет находиться в политическом тупике ещё долгое время. Обнищание народа, территориальный распад и всё больше русской крови – вот плата за насилие режима и нашу собственную нерешительность.
Tags: "Советская Россия", тексты Лимонова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments