?

Log in

No account? Create an account
Не всё об Эдуарде Лимонове...
Ich bin weder Politiker noch Philosoph. Ich bin Schriftsteller...
Стихотворения Эдуарда Лимонова из книги Елены Щаповой ЭТО Я, ЕЛЕНА (1984) 
7th-Feb-2011 09:07 pm

из архива Ильи (г.Дзержинск)

Елена Щапова

Елена Сергеевна Козлова-Щапова де Карли (de Carli)
ЭТО Я, ЕЛЕНА: ИНТЕРВЬЮ С САМОЙ СОБОЙ
// Нью-Йорк: "Подвал", 1984, под редакцией К.К.Кузьминского,
Appendix: стихи Лимонова, ей посвященные:

  • «Зелёные лужайки и квадраты Рима…»
  • «Эти пары ликующих дней!…»
  • «За что скажи далось нам это…»
  • «Мне поддержку утром дать готов…»
  • «Вся в винных пятнах скатерть…»
  • «Вы сочинили мне беду…»
  • «А Вы ― беспутная чужая…»
  • «Мадам ушла. Она сбежала…»
  • «Как в просторечьи говорится…»
  • «Ваш любовник! Боже мой – кошмар!…»
  • «Пахнет жуткой тихой медициной…»
  • «Леночка! Ведь были Вы поэт…»
  • «Солнце. Страшные его квадраты…»
  • «Блатная моя красавица…»
  • «Моя дорогая девочка…»
  • «Лена ты Елена ― офицерская дочь…»
  • «За раскрытой Господом страницей…»
  • «Мы уплываем в блаженный край…»
  • «Я крикну радостное «Лена»!…»
  • «Собственно я конечно не знаю…»

APPENDIX: ЭДУАРД ЛИМОНОВ

Елене от её бывшего мужа и неизменного друга

* * *

Зелёные лужайки и квадраты Рима
Судьба моя неповторима
Ты помнишь мы ходили виллы посещали
На лавочках сидели и молчали
Я помню тень. Передвиженье тени
Хотелось стать пред Вами на колени
Мы там молчали русские ударенные
Глаза твои большие и распаренные
Ты плакала – я прутиком чертил
Из нас двоих лишь я тебя любил
Заботился. Существовал с тобою вместе
В Италии мы были так на месте
(Ленивых облаков романская красивость
И даже в пальмах-пиниях игривость).
Лимонов шёл в пол-оборота в профиль-полу
И солнце освещало щёку голу.
Его Елена нынче неверна
Как Боже легкомысленна она!
Всё шляпки грудки
Всё мельканье ручек. ног. гребёнки…
Шальная как все младшие ребёнки
Безумная как все Наташи. Тани!
Вы взрослая. Но что у вас в кармане?
Не гвоздь ли. Не орехи ли. Не спички?
Ох у неё опасные привычки!
Не доведут затеи до добра
Она меня оставила. Вчера.



* * *

Эти пары ликующих дней!
Эти звонкого солнца угрозы!
Я люблю не машины – коней
По старинке люблю ещё розы!

Молодой человек с козырьком
С отлетающей тенью лопаты
Мы стояли с тобою вдвоём
Там на фото. И мы виноваты

Жизни бешеный вьющийся дым
Мало пили. Некрепко вдыхали
Хорошо умереть молодым
Чтобы женщины плакать бы стали

Хорошо чтоб меня застрелил
Полицейский у края ограды
И апрель понимаете был
Или май – понимаете гады!



* * *

За что скажи далось нам это
Тоска и голод по утрам
Судьба российского поэта
Разрубленная пополам

Как будто я их ниже ростом
Как будто хуже и глупей
О качества мои – короста
И ты – любовь души моей!

Любила ли ты да – поэта?
Иль пустая чепуха
И пыль и крошка – горсть песка?

Любила ли ты да – меня?
На родине его любила?
Над ним смеялась и дразнила
Кусок травы ногою мня

Перед сосною в доме бабок
Да было ль то. А было ль это?
Томился я с тобою робок
В то незапамятное лето

Воняет солнцем и картошкой
Листвой от зноя поределой
Я был крестьянскою гаврошкой
Мальчишкой. А ты леди белой…



* * *

Мне поддержку утром дать готов
Так любивший бабу Гумилёв
От него Ахматова ушла
И моя Елена так же зла

В муках проявляется порой
Национальный подлинный герой



* * *

Вся в винных пятнах скатерть
И щами пахнет ветер
И я как старый патер
Живу теперь на свете

Как страшно одиноко!
Разъехались все дети
Печально. Неглубоко.
Живу теперь на свете



* * *

Вы сочинили мне беду
В том сквернопамятном году
Беду приставили как бритву
Вы к горлу певшему молитву
И я всегда Вас обожавший
Был потрясённый смятый павший
На мои тонкие колени
Молился я Великой Лене



* * *

А Вы – беспутная чужая
Неумная но дорогая
Ребёнок. Кукла из фарфора
Безумная богиня Флора
Париж! Духи! Кафе-шантан
Шикарный шлейф был даме дан…



* * *

Мадам ушла. Она сбежала
Лимонова с дерьмом смешала
И с миром певшим колесом
Ну хорошо. А мы живём!



* * *

Как в просторечьи говорится
«Безумно он её любил»
Горят дворцы и пели птицы
И под окошком зверь ходил

Я наблюдал её все ночи
Я глаз её не отпускал
Дурак-француз за бары-скотчи
Мою голубушку держал

Я думал умные. большие
За мной мужчины. Ну дала
А оказались половые
Весьма несложные дела

Вы с мордочкой как на параде
Уже стареющая с рук
Вы – злая спереди и сзади
Бросая под ноги подруг

С пустым нелепым чемоданом
В Милан летели налегке
А я остался атаманом
Пусть чуть не умер вдалеке

Я претворю мои заветы
А дни Еленушка – чирик!
Шумит вода зловещей Леты
Здесь девочкин не слышен крик



* * *

Ваш любовник! Боже мой – кошмар!
Да с ума сошли Вы что ли?
Ну любовник! Он же рыж и стар
Глупый. Может с ним Вы поневоле?

Дёрганный нелепый шут
И за эти скверные объятья
Эдичку Лимонова ведут
На такие муки и распятья

Женщина! Вы видимо с ума!
Бедная ползучая Елена
Неужели ты к нему сама
Вот взяла и села на колена?



* * *

Пахнет жуткой тихой медициной
Это лето что идёт навстречу
Я набью себя песком и глиной
Или я Елену изувечу

Не даёт покоя по утрам
Мне золотокудрая мадам
Как ужасно! Не даёт покоя
Ведьма! Сука! Что ж это такое!



* * *

Леночка! Ведь были Вы поэт
Русского огромного размера
А теперь блатная Вы гетера
Уж преклонных извините лет

Я люблю стареющие ручки ваши
Образумить Вас я не пытаюсь
Я люблю Вас даже задыхаюсь
(Вы простите мне ту ночь у Саши)

Знаю я одно на этом свете
Где теперь всё просто и легко
Любят только я – да ещё дети
И над нами небо глубоко

Люди. Деньги. Числа. Рестораны.
И размеры секса и места
Всё только мираж в луче Урана
Но планета жёлтая пуста

В этой жизни только и осталось
Жест красивый. Рана на груди
Расползающейся крови алость
И смешная слава впереди

В смерть войдут народные дружины
Так невероятно молодых
Где-нибудь в районе Каролины
Или в Иллинойсе. Где-то в них

А другие если не герои
Проходите что же – стороной
Я не знаю – Что Вы есть такое
Я увы – герой



* * *

Солнце. Страшные его квадраты
И его глубокие места
Я не знаю чем Вы виноваты
Где планета жёлтая пуста

Как легко и как нетерпеливо
Умереть на свете за народ
И встречает в том миру олива
Потрясённый недозрелый плод

Я люблю гадательные звуки
В древне-римских золотых лесах
И авгуров скрещенные руки
И ножей молитвенных размах

Кажутся пурпурными знамёна
В Централ-Парке ноги богачей
Сожжены. Так будет непреклонно
А квартира в дебрях Лексингтона
О ещё Вы вспомните о ней!



* * *

Блатная моя красавица
Больное твоё лицо
В любом мне часу понравится
Как было в краю отцов

Пусть вы ничего не заметили
Живя со мною вдвоём
Считаясь женой моей третьею
Поэтом ещё притом…

Однако стихий союзница
Я признаю теперь
Вы были красивая узница
А я – негодяй и зверь

Я вам не давал развития
Вам яхты не покупал
Работал в чаду наития
Дурные статьи писал

Я Вас не водил в китайские
Чтоб есть плавники акул
Местечки все эти райские
Я за руку Вас не тянул

Я утром давал два доллара
Чтоб были бы Вы модель
Писал вам записки голые
Стелил вам всегда постель

Являясь с работы вечером
Вас дома не заставал
«Снимается! Делать нечего!»
Садился за стол. Вздыхал.

Но только всё это внешнее
Я был убеждён без слов
Жена у меня не здешняя
И родственница Богов.



* * *

Моя дорогая девочка
С испорченною стопой
Ушла от меня как белочка
Теперь не прошу «Постой»!

Гуляй со стихией с хаосом
Води с ними дружбу води
И рыжих французов с фаллосом
К малюсенькой жми груди

Но только всё это внешнее
Себе ты самой не верь
Моя ты всегда нездешняя
Ведь я негодяй и зверь…



* * *

Лена ты Елена – офицерская дочь
Что ты натворила – мне устроила ночь!
Лена ты Елена – за какие грехи
Богу изменила и убила стихи

Помнишь совершался в храме брачный обряд
Целовать иконы нам обоим велят
Мы их и целуем горячо и в лицо
Богу изменила. Потеряла кольцо.

Думаю что дьявол это нами играл
Свечка догорела. Шумно занавес пал
Тени наши вечно в этой церкви стоят
Сладко-бесконечно происходит обряд

Все концы у мира к Вам под юбку сошлись
Жарко да и сыро выделяется слизь

Что же вместо Бога этой дырочки жуть
Если её трогать нажимая чуть-чуть?
Лена ты Елена в красной шляпке своей
Сладкая сирена для проезжих людей

. . . . . . . . . . . . . . . . .

Эдичка убитый на траве возлежит
Красная рубашка безобразно дрожит
Плачет и не плачет и в восторг приведён
Лена ты Елена – азиатский мой сон

Девочка другая нас не сможет развлечь
Эту лишь желаю. Пусть хоть голову с плеч
Ленку! Дайте Ленку! Самой страшной ценой
Вот что заявляет национальный герой



* * *

За раскрытой Господом страницей
Как всегда не уследишь
Если бы была ты просто птицей
То посадишь в клетку и глядишь

Знал же я – ты не простая птица
Золотого тонкого пера
Надо было Господу молиться
За сегодня завтра и вчера

Надо было лоб разбить колени
Надо было к дьяволу идти
Чтобы кожу на моей Елене
Гладить трогать видеть и блюсти

За раскрытой Господом страницей
Как всегда не уследишь
Ох была ты белой тонколицей
Или ты Лимонов всё же спишь?



* * *

Мы уплываем в блаженный край
Блаженный край называется «Рай»
Там тучные нивы. смешные стада
И только счастливым есть доступ туда

Мы уплываем сквозь жёлтый снег
Мы поселяемся там навек
Но жалкой улыбкой через два дня
Растерянный друг мой ты даришь меня

И мы вспоминаем сквозь праздную вечность
Былые страданья. былую беспечность
Часть бедного мира на бедной земле
Бывало что лира лежит на столе

Бывало играешь бывало поёшь
И правды не знаешь и ложью живёшь
Но мы уплываем в блаженный край
И это есть благо. Запомни и знай.



* * *

Я крикну радостное «Лена»!
Она мне кинется в объятья
И плакали мы постепенно
И я кусал кусочек платья

И было нежно и безумно
Так как росли сады в апреле
Молниеносно и бесшумно
Но вовсе безо всякой цели

. . . . . . . . . . . . . .

Теперь о подоконник утром
Тоскливо бьёт нью-йоркский дождь
Я просыпаюсь рано – смутно
На полумертвеца похож

В аллею рук её не вхож
Я бледный шут из старой сказки
Она косматых тыщу рож
Рукою гладит без опаски

Она себя им отдаёт
И потому что те косматы
Звериный требует народ
Моей души – бесценной платы

Я крикну «Лена – я же тот!»
Она мне кинется в объятья
Брось печальный идиот
Ты не кусал кусочек платья



* * *

Собственно я конечно не знаю
Может она или не может
Судьба эта может или не может
Меня схватить за белые руки
И повести в тонкосложные муки

Я-то конечно имею цели
Только помешан на этом теле
На этой ватке на слабой грудке
Цели мои откровенно гадки
Мысли мои откровенно жутки

И сочиняя тебя из влаги
И покрывая тобой бумаги
Я-то конечно и верно знаю
Что и кого я в тебе открываю
Ты есть мохнатый и острый дьявол
Только что спим под одним одеялом

Кажется город американский
Ветер и дождь. Океан гигантский
Рядом лежит укрупненно влажный
Только она не рассказ бумажный
Страшная явь на моей подушке
Бледного дьявола бледны ушки

Дьявол скитается вечерами
Пудрой покрыт. Облечён чулками
Шёрстку скрывают тонкие ткани
В мире мужчин собирает дани
Но после полуночи входит дьявол
И заползает под одеяло.
.
berlin
Comments 
8th-Feb-2011 08:00 pm (UTC)
Помнится, стихи Елены Щаповой публиковались в журнале "Юность", где-то в 91-92-м году, точно сейчас не помню...

Кстати, в этой подборке вроде нет одного из самых известных, где как бы к Лимонову обращение.
8th-Feb-2011 08:03 pm (UTC)

Это стихотворения Лимонова, а не Щаповой.
8th-Feb-2011 08:31 pm (UTC)
Да, виноват.
9th-Feb-2011 02:40 pm (UTC)
ЭТО ОДИН СТИХ, ЧЕГО ВЫ ЕГО РАЗДЕЛИЛИ


Но только всё это внешнее
Я был убеждён без слов
Жена у меня не здешняя
И родственница Богов.



* * *

Моя дорогая девочка
С испорченною стопой
Ушла от меня как белочка
Теперь не прошу «Постой»!
This page was loaded Dec 17th 2018, 5:11 am GMT.