Алексей Евсеев (jewsejka) wrote in ed_limonov,
Алексей Евсеев
jewsejka
ed_limonov

Category:

Стенограмма презентации сборника ЛИМОНКА В ТЮРЬМУ // "Литературная Россия", №15, 13 апреля 2012 года


Эдуард Лимонов

СТРЕМИТЬСЯ В ТЮРЬМУ, КОНЕЧНО, НЕ НАДО…

В книжном магазине «Библио-глобус», что напротив главного здания ФСБ, состоялась презентация сборника «Лимонка в тюрьму». О книге рассказали и ответили на вопросы читателей редактор и автор послесловия Захар Прилепин и вождь незарегистрированной национал-большевистской партии писатель Эдуард Лимонов.

[Захар Прилепин начал свою речь в ироническом ключе:]
― Последние лет двадцать пять в России были посвящены очень важному и многомудрому занятию: сведению счётов с советской властью. Вышло огромное количество литературы о советской пенитенциарной системе, советских тюрьмах. Это активно обсуждалось, стало одной из причин того, что мы решили обменять жизнь в Советском Союзе на жизнь в другой стране, и всё это происходило под слоганом: «Так жить нельзя»… За всей этой действительно важной темой как-то совершенно не было видно, что сегодня у нас в тюрьмах сидит колоссальное количество людей, происходят самые настоящие человеческие трагедии. И мало кто знает такой удивительный факт: в процентном отношении сегодня в России сидит больше людей, чем при Сталине.

В том числе сидят или сидели члены запрещённой в 2007 году национал-большевистской партии. Сейчас отбывают срок девять членов организации, а вообще около ста двадцати человек прошли через тюрьмы и просидели в общей сложности 170 лет. Это огромный опыт, обойти который совершенно невозможно, это опыт, вынесенный из десятков российских тюрем и зон. И об этом книга «Лимонка в тюрьму». Все её авторы провели какое-то время в заключении в России или в странах бывшего Советского Союза. Потрясающие человеческие документы, поражающие своей правдивостью, точностью, мощью. Отчасти эта книга подводит итоги последнего десятилетия в России.
 
[Эдуард Лимонов:]
― По странному стечению обстоятельств наша презентация проходит седьмого апреля, в тот самый день, когда меня посадили в 2001 году. Сидел я по масштабам России недолго ― два с половиной года, но успел вкусить все прелести и удовольствия заключения… Тюрьма, это, конечно, несчастье, но не обязательно только несчастье. Я в тюрьме помудрел, упрочил свои философские основы бытия. Благодаря тюрьме, они стали у меня прочными и основательными.

Пятнадцать месяцев я провёл в тюрьме Лефортово, где умудрился написать семь книг. И ещё более невероятно, что передал все эти книги на волю. Они были изданы. Как я это сделал, я не скажу… В тюрьме писатели и рождаются, и расцветают. Я теперь думаю, что это был самый плодотворный период в моей жизни. Самый тяжёлый, конечно, со страданиями, вынужденным монашеством, но, тем не менее, получилась этакая болдинская осень.

Стремиться в тюрьму, конечно, не надо, но если вдруг попадёте, то займитесь там полезными делами. Во-первых, читайте. В тюремных библиотеках чудовищные, разбухшие то ли от слёз, то ли ещё от чего, книги. Выбор довольно большой. Сложнее всего дождаться Достоевского ― он постоянно, особенно «Преступление и наказание», ― на руках.
Если серьёзно, то, я думаю, в России всегда будут тюрьмы, будут заключённые, и всегда будут писатели, сидящие в тюрьмах. И в биографии несидевшего писателя всегда будет словно чего-то важного не хватать… Но я, конечно, никого из писателей туда не заманиваю, в том числе и Захара.

В этой книге представлено творчество наших товарищей, почти тридцать авторов. Все они достойны ― кто-то на глазах становится профессиональным писателем, кто-то наверняка станет…


― Объясните, пожалуйста, название книги.
 
[Эдуард Лимонов:]
― Название отсылает к одной из рубрик издаваемой нами когда-то газеты «Лимонка». Рубрика называлась «Лимонка в…». Мы бросали условную лимонку в ту или иную проблему. Сейчас мы бросили её в тюрьму.
 
― Как возникла идея этой книги? По какому принципу отбирали авторов?
 
[Захар Прилепин:]
― Отбирали по простому принципу ― человек сидел, и об этом написал некий текст. Стихи, прозу, статью, дневник. А насчёт идеи… У нас сегодня есть очень известный заключённый с интересной судьбой ― Михаил Ходорковский. С ним переписываются великие русские писатели, о нём пишет много «Новая газета». Внимание к нему огромное. Но, например, переписка Ходорковского с Людмилой Улицкой почему-то была посвящена советскому периоду жизни Ходорковского. Улицкая расспрашивает, как он вступил в комсомол, как учился в школе, как работал на советскую военщину и стыдно ли ему это вспоминать. У меня возникло ощущение, что Ходорковского посадили при Хрущёве, и он всё сидит, и с ним можно говорить только о советской власти, советском прошлом. Но у нас давно уже другая страна, другие тюрьмы. И это другое необходимо было осветить. И получилась, я считаю, не просто книга о тюрьмах ― это более важный учебник психологии, чем все те, что многие из нас читают, пытаясь разобраться в себе и окружающем мире.

Тюрьма, как я не раз слышал от своих товарищей, это термометр человеческого духа. Насколько ты человек, настолько ты мужчина или женщина (в книге, кстати, есть произведения девушек); насколько ты способен пронести свою человеческую суть и стать через этот ад. Это настоящая школа жизни.
 
― Скажите, какой процент ваших соратников, кто отсидел, возвращаются к деятельности организации?
 
[Захар Прилепин:]
― Я так или иначе знаю всех этих людей. И даже если они отходят от организации, от партийной деятельности, то переживают по этому поводу, и годы в партии вспоминают очень тепло. Как ни крути, для многих, если не для всех, это было самое важное время их жизни, период проявления наивысших человеческих качеств… Вспоминаются слова Эдуарда о том, что людей можно поделить на тех, у кого длинная воля, и тех, у кого короткая. Люди разные, но и для тех, и для других время, проведённое в партии, было временем их наивысшей пассионарности.
 
― Эдуард Вениаминович, то, что вы делаете сейчас и в Интернете, и в реальной жизни, очень важно. Вы ― человек духа, и это удивительно, что у нас ещё остались такие люди. Ваши посты в Интернете, которые вы называете проповедями, имеют большое значение. Интересно, а в книгу эти проповеди собраны будут?
 
[Эдуард Лимонов:]
― У меня, как и всех людей, к Интернету двойственное отношение. С одной стороны, он обнажает чёрные души некоторых наших современников, но, с другой стороны, это удивительное средство информации. Я не вступаю в Интернете в диалоги, на это нет времени. Если отвечать, то не хватит и двадцати четырёх часов в сутках… Я понимаю, что людям часто нужны объяснения, и из-за этого в декабре я стал писать такие проповеди, где объясняю свою позицию, политические процессы, кляну своих нынешних врагов. Будет ли книга проповедей?.. Наверно, не будет. Это публицистика, сиюминутные вещи. Но, впрочем, поживём ― увидим.

― Планируются ли ещё книги, подобные «Лимонке в тюрьму»?
 
[Захар Прилепин:]
― Была книга «Лимонка в Чечню», где были документы и свидетельства партийцев, прошедших войну в Чечне… Правда, книгу, кажется, в последний момент переименовали в издательстве… Была книга «Поколение «Лимонки»… В России много болезненных тем, поэтому еще несколько лимонок мы, надеюсь, метнём. Многое зависит от того, как разойдётся эта книга. Если будет очевиден интерес, то это даст нам возможность собирать новую. А за эту ― поклон издательству «Центрполиграф».

― Вопрос обоим писателям: вы свои книги кому-нибудь конкретно адресуете? В плане возраста, социального положения…

[Захар Прилепин:]
― Я пытаюсь выяснить в книге вопросы, важные для меня самого. У Эдуарда есть замечательная фраза… Ему как-то сказали об одной его книге: «Ваши читатели вас не поймут». И он ответил: «Да плевать я хотел на своих читателей». На самом деле, это, может быть, сформулировано грубовато, но это важное качество для пишущего человека. Если ты будешь думать о том, как воспримут твою новую книгу люди, которые тебя полюбили за прошлую, будешь стараться пролонгировать свой успех, удачу, это просто тупик.

[Эдуард Лимонов:]
― Добавить, собственно, нечего. Я лишь процитирую ещё молодого Жириновского. Ему во время какой-то полемики крикнули из зала: «Жириновский, я за вас не буду голосовать!» На что Жириновский ответил: «А пятьдесят миллионов ― будут!»
 
― Захар, вы поддерживаете отношения с другими, более системными, авторами? Например, с Николаем Стариковым, Дмитрием Быковым?
 
[Захар Прилепин:]
― Быков ― системный автор? Этим сообщением вы меня разочаровали…

[Эдуард Лимонов:]
― Если кто-то хочет испортить Быкову настроение, передайте, что он, оказывается, системный автор.

[Захар Прилепин:]
― С «системным» автором Быковым я дружу. Одну книгу Старикова, подаренную им самим, я прочёл… Вообще я дружу со многими писателями, художниками, музыкантами… Ответить на ваш вопрос могу так: да, поддерживаю отношения.
 
― Захар, как протекает ваша работа в журнале «Огонёк»?
 
[Захар Прилепин:]
― Я не работаю в журнале «Огонёк» ― я веду там колонку. Колонки я веду в двенадцати―пятнадцати изданиях по России. В «Огоньке» печатаюсь регулярно, так как там мне позволяют писать любые вещи, поднимать любые вопросы. Говорить, к примеру, об избиении Олега Кашина, о моей симпатии к Кубе, о сидящих нацболах. Главный редактор Виктор Лошак, хоть, как я понимаю, кардинально других взглядов человек, чем я, но ни разу он не ставил мне каких-то условий, ограничений.
 
― Эдуард, вы по-прежнему сотрудничаете с журналом «GQ»?
 
[Эдуард Лимонов:]
― Меня перевели на скамейку запасных. Деньги платят, но печатают в каком-то формате, где меня трудно прочесть. Я полагаю, что это такая стадия перед увольнением… Сменился редактор, Усков, который меня, трудного автора, защищал когтями и зубами от всех желающих меня убрать и лишить заработка. Но власть в журнале сменилась, и я на очереди к вылету. Жаль, конечно, деньги там платят неплохие… Но, как говорится, будем надеяться, что всё будет хорошо.

Записал Роман Сенчин


.
Tags: интервью
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments