Red'n'Black (red_n_black1) wrote in ed_limonov,
Red'n'Black
red_n_black1
ed_limonov

Categories:

Эдуард Лимонов: “Профессиональный писатель вымирает” // "Время", №167, 20 сентября 2007 г.

Эдуард Лимонов: “Профессиональный писатель вымирает”

 

“Нормальный, оказывается, человек. А, судя по его книгам, представлялся совсем другим”, – поделилась мнением одна из моих коллег после пресс-конференции Эдуарда Лимонова, приехавшего на днях в Харьков.

 

Несомненно, многие в Харькове (и не только журналисты) ожидали от приезда знаменитого земляка чего-нибудь ЭТАКОГО, что встряхнуло бы город или даже страну. Одним он представляется чуть ли не боевиком-террористом, другим – бывалым заключённым, для третьих – до сих пор так и остался помешанным на сексуальных экспериментах эмигрантом Эдичкой. Хотя сам Лимонов признаётся, что уже почти и не помнит о тех своих импульсах, благодаря которым более тридцати лет назад была написана его нашумевшая книга “Это я, Эдичка!”:

– После этого я написал, по-моему, 44 книги и так далеко ушёл вперёд, что и не оглядываюсь на своё прошлое, – говорит он.

 

 

“Осень – лучшая в Харькове пора”

 

Представший перед харьковскими журналистами Лимонов – вежлив и спокоен. Никакого высокомерия и “звёздности”. По правде говоря, довольно трудно представить, как звучали бы из его уст, например, непечатные выражения, которыми, как известно, вовсю пользуются герои его произведений.

После многолетнего “отлучения” от Украины Лимонов больше не хочет портить отношения с нашей страной: в конце концов, здесь живёт его мама и похоронен отец, здесь остались люди, которые знали его в детстве. Да и вообще в Харькове немало поклонников его творчества. Так что на этот раз эпатажный писатель предпочёл воздержаться от публичных дискуссий по поводу украинской политики или вопросов территориальной принадлежности украинских городов. И даже счёл нужным уточнить, в чём именно заключался инцидент, произошедший с ним в воскресенье утром после пересечения границы, поскольку информация о том, что “Лимонов задержан пограничниками”, моментально облетела средства массовой информации, по пути обрастая домыслами и неточностями.

– У меня были небольшие неприятности уже здесь 16 сентября утром, но не совсем так, как написали некоторые издания, – говорит Эдуард Лимонов. – Я приехал не на автомобиле, а на поезде. За поездом никто не гонялся. Я прошёл паспортный контроль прямо в поезде, никто мне ничего не сказал, всё было нормально, но когда мы уже подъезжали к Харькову, вдруг опять появились пограничники, потребовали у меня оба паспорта (ещё и заграничный российский), потом сказали, что я должен идти с ними к начальству. У меня была с собой распечатка из Интернета – совместное заявление Министерства иностранных дел и Службы безопасности об отмене списков людей, которым запрещён въезд в Украину. Пограничники заглянули и, по-моему, ничего не поняли. Затем была какая-то беготня, целая толпа пограничников на вокзале. Меня встречали солидные большие люди, начальственного вида товарищи. И, наконец, после “раскалённых” телефонов мне отдали паспорта и извинились. Так что, слава Богу, ко всеобщему удовольствию этот инцидент разрешился. Я надеюсь, что впредь всё будет нормально. Это не последний мой визит, я теперь буду приезжать чаще.

Впервые за много лет Лимонов посетил места своего детства и юности:

– Я съездил в школу, где учился, увидел дом, в котором жил, встретился даже с одноклассниками, съездил на Тюринский пруд, где прошло моё детство, побывал у Зеркальной струи и нашёл Харьков красивым городом – как и всегда осенью. По-моему, осень – это лучшая пора в Харькове. Лето, как обычно, жаркое, пыльное, зима у вас не совсем классическая, а осень великолепная, долгая. Я последний раз был здесь в 1994 году. Город был какой-то облупленный, как, впрочем, и все населённые пункты нашей великой когда-то родины – Союза Советских Социалистических Республик. Сейчас он выглядит намного лучше и приобретает такой глянцевый оттенок… Правда, дороги, особенно в районе Салтовки, и особенно ночью, чудовищны – колдобины в колдобинах. Я надеюсь, что Служба безпеки меня не накажет за то, что плохо высказывался об украинских дорогах, не отберут право въезда в страну… Я вдруг обнаружил, что одноклассников практически не осталось. У нас из одиннадцати мальчиков в классе в живых осталось трое. Остальные каким-то образом успели умереть. Мне были интересны судьбы людей. Парень, у которого я вчера был, – кандидат наук, его дочь стала директором 8-й средней школы, где я учился. Я получил информацию о других наших ребятах и девушках. Конечно, это интересно – узнать, что произошло через пятьдесят лет. Я окончил школу в 1960 году – это же на другой планете!

 

Политика интереснее литературы

 

“Планета”, на которой живёт сегодня писатель и политик Лимонов, – “путинская” Россия. Он хочет жить на другой “планете” – в “другой” России. Как известно, Национал-большевистскую партию, которую возглавлял Эдуард Лимонов, в России запретили. Однако партийцы “никуда не делись” – теперь они входят в оппозиционную коалицию “Другая Россия”, одним их участников которой является Объединённый гражданский фронт, возглавляемый Гарри Каспаровым.

– Нас очень сильно репрессируют, – говорит Эдуард Лимонов. – За семь с лишним лет около 150 человек перебывали в тюрьмах и лагерях за политические действия. Даже сегодня у нас остаётся в тюрьмах и лагерях 15 человек. Мы никогда не совершали никаких насильственных действий. Мы устраивали протесты – скажем, против монетизации льгот, которая касалась 104 миллионов граждан России. Для меня, как гражданина страны, которая сегодня тотально несвободна, самой желанной является мечта о том, чтобы в России, наконец, состоялись свободные выборы, в которых участвовали бы все реально существующие политические партии, и народ выбрал свободный парламент… Я надеюсь, что и порочную систему передачи президентской власти преемнику нам удастся всё-таки сломать. Народ должен действительно выбирать. То, что нам каждый раз навязывают какого-то преемника, которого никто не знает, это нас оскорбляет.

Судя по всему, политика для Лимонова сегодня гораздо интереснее, чем литературное творчество. По его собственному признанию, он неоднократно пытался порвать с литературой, однако, после того, как был арестован, за два с половиной года пребывания в российских тюрьмах написал восемь книг. Большинство из них – в Лефортово.

– Когда я вышел из тюрьмы, я опять сказал себе: больше писать не буду, – рассказывает Лимонов. – Но, во-первых, безусловно, нужны деньги для существования. И это моя профессия, которой я зарабатываю на жизнь. И я написал книгу, которую ни одна типография не хотела публиковать – “Лимонов против Путина”. Мне пришлось издавать её за свои деньги, она выдержала два тиража и активно продавалась.

О себе писатель говорит, что он, хотя и известный человек, но небогатый, поскольку литературный труд доходов не приносит. И вообще, писательству в традиционном представлении Лимонов без сожаления предрекает скорое исчезновение:

– Если вспомнить прошлое, то изначально литература не была профессией. Цезарь воевал в Галлии и написал “Записки Галльской войны”. Литература рождалась, как видите, из политики. И я не вижу ничего конфликтного между литературой и политикой. Наоборот, я считаю, что сегодня невозможен писатель, почивающий где-то в посёлке Переделкино и медленно обдумывающий ленивые мысли на прогулке между берёзами. Сегодня это не будет интересовать людей. Интересны, я считаю, проявления экстремальной жизни. Писатель должен быть и на войне, и в тюрьме, и в эмиграции. А дальше уже этот опыт осваивается талантом, и, если он есть, выдаётся что-то, что интересно людям. Я считаю, что профессиональный писатель вымирает, и слава Богу.

 

Не считаю себя истовым

 

Кстати, к религии, вернее, к Русской православной церкви, отношение у Эдуарда Лимонова неоднозначное:

– У меня родился сын, я повёз его в Ростов и крестил в церкви, где до сих пор хранятся кандалы Степана Разина – в станице Старочеркасской. Это традиция. Но у нас ничтожно мало людей, которые не просто называют себя православными, потому что имеют русскую фамилию, а по-настоящему верующих. Религия у нас не оказывает никакого влияния на политику. Все политические организации, основанные когда-то на православии, благополучно почили в Бозе, потому что это неживая, недействующая сила. Что касается Русской православной церкви, то сегодня её, конечно, можно и нужно упрекнуть в слишком большой близости к власти, потому что она привычно прижимается к сапогу власти. Власть отдаёт церкви собственность, попы у нас богатеют, толстеют. А я бы хотел, чтобы наша церковь была церковью бедных, чтобы она шла к обездоленным людям. У нас в России большое количество бедных. А рядом – подруга Романа Абрамовича, которая истратила за день 118 тыс. евро, пройдя по магазинам. Церковь хотя бы могла возвысить свой голос и сказать: так нельзя!.. Я хожу в церковь. Не очень часто. Честно говорю: я не считаю себя истовым. Это, видимо, дело других людей.

На вопрос о том, как воспитывает сына Богдана, Лимонов отвечает:

– Скорее всего, это сын меня воспитывает. Ему десять месяцев. Он научился ходить. Он такой светлый парень и постоянно улыбается. Я иногда смотрю на младенцев, у них уголки рта опущены вниз, и они грустные какие-то. А у меня такой весёлый сын… Лишь бы только не избаловался… Денег давать не надо…

Учитывая, что самому Лимонову сейчас 64 года, журналисты поинтересовались секретом его молодости и мужской силы, на что писатель лишь отмахнулся (хотя, помнится, герой одной из его последних книг, написанных в тюрьме, этим как раз, наоборот, гордится):

– Какая молодость, когда седые волосы?! Я считаю, что человек просто наследует гены своих родителей, вот и всё. У нас в роду было много долгожителей. Моя бабушка Вера умерла в 98 лет, а прабабушка – в 104. Я говорю о женщинах, потому что мужчины часто гибли на войне и не доживали до этого испытательного срока. Я полагаю, что во многом человек это просто наследует. Конечно, можно из хилого человека сделать себя не хилым. Я, когда был моложе, занимался зарядкой и сейчас подтягиваюсь, например, на перекладине. Я и в тюрьме постоянно бегал, отжимался от пола. Смотрели на меня сначала как на сумасшедшего, а потом привыкли и даже уважали за это.

 

Татьяна Буряковская

Tags: интервью
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment