?

Log in

No account? Create an account
Не всё об Эдуарде Лимонове...
Ich bin weder Politiker noch Philosoph. Ich bin Schriftsteller...
Екатерина Волкова + Богдан и Александра Савенко (фотографии) // "InStyle (Kids)", №5, май 2014 года 
3rd-May-2014 07:08 am
.
InStyle Russia - May 2014

InStyle Russia - May 2014

InStyle Russia - May 2014

InStyle Russia - May 2014

InStyle Russia - May 2014

ВМЕСТЕ ВЕСЕЛЕЕ

Этюд о воспитании в критических условиях.

Екатерина Волкова не боится ни жестких ролей, ни жестких условий, в которые может поставить человека жизнь, — расставшись со своим мужем, писателем Эдуардом Лимоновым, Екатерина в одиночку воспитывала троих детей и заботилась о семье. InStyle Kids поговорил с актрисой о том, как независимой маме справиться с цейтнотом, сохранить свою любовь и здравый ум, воспитать счастливых людей и какие слова следует сказать самой себе, когда сил на это все совершенно не остается.


— Богдану сейчас 7 лет, Саше — 5. А сколько лет старшей, Лере?

— Ей 21. Мне самой не верится. Она сейчас учится в Германии, в Марбурге. Такой студенческий городок, где Пастернак учился, Ломоносов.

— На кого учится?

— Она выбрала педагогику, психологию и психотерапию. Серьезно увлекается современным танцем, ездит на фестивали, конкурсы и занимается на курсе «Психотерапия танца».

— Актрисой стать не хочет?

— Если честно, я боялась, что она захочет. Но это очень тяжело: сегодня есть работа, завтра нет, получить хорошее актерское образование сложно — это возможно, конечно, но мастера уходят. Кто успел застать, тот получил. Когда я приехала в Москву поступать, мне удалось попасть к Марку Захарову, и у нас был курс — полный набор персонажей «Мастера и Маргариты». Достаточно было одного взгляда, чтобы сказать: вот Коровьев, вот Азазелло, вот Бегемот, вот Гелла. А меня взяли как Маргариту.

— У вас уже тогда была Лера на руках, верно?

— Да, вообще моя первая театральная студия была в Тольятти, я и тогда уже была с ребенком, но мама меня отправила учиться. Она увидела объявление о наборе в студию, филиал ГИТИСа. Сказала: «Не надо застаиваться, развивайся, двигайся вперед, я всегда помогу тебе с детьми». И вот муж уехал в командировку, а я — в театр (смеется). Учила втайне от мужа монолог Настасьи Филипповны для поступления. «Я теперь во хмелю, генерал, я гулять хочу!»

— У отца Леры были другие планы на жизнь?

— Первый муж, Алексей, был предпринимателем, и он считал, что актеры — это сплошное безобразие, что это вообще неприемлемо. И когда я поступила в студию, для него это было просто шоком.

— Вы родили Леру в 18 лет. Насколько был велик вот этот груз ответственности за маленького человека?

— Сейчас, оглядываясь назад, я думаю, что никогда не была свободна. Будучи сама еще ребенком, я взвалила на себя ответственность, какую невозможно скинуть, которая навсегда.
И сейчас я Лере говорю: цени эту возможность самостоятельной взрослой жизни, когда ты можешь разобраться в себе, понять, кто ты есть, что ты любишь, чем ты хочешь заниматься. На все эти вопросы нужно ответить, став самостоятельным, зрелым. Не торопиться с замужеством, не спешить стать зависимой от кого-то. Все должно быть осознанно. И Лера это понимает, — может быть и потому, что она нянчила младших брата и сестру, получила гигантский опыт ухода за детьми — от и до.

— Хорошо, ну а как же быть с мужской ответственностью, отцовским долгом? Можно ли в принципе требовать чего-то от мужчины?

— Требовать чего-то от человека — это ужасно. Это порождает агрессию, нелюбовь, ненависть. У каждого есть свое понимание долга, и он волен распоряжаться им, как он чувствует. Особенно в отношении детей. Все должно быть добровольным и радостным. Дети счастливы — это главное. Богдан и Саша не страдают. Они знают своего отца, Эдуарда Лимонова, и принимают тот факт, что он сильно занят общественной работой.

— Лимонов — писатель, публицист, политический деятель, и времени у него, очевидно, мало. Эдуард принимает участие в воспитании детей?

— Приезжает к нам раз в месяц. С Богданом и Сашей они прекрасно общаются. Гуляют вместе — это выглядит нелепо иногда, потому что за ними всегда следует охрана из ребят-партийцев.

— Богдан и Саша похожи в чем-то на отца? Какие у них характеры?

— Саша модница, от зеркала не отходит, но при этом она ужасно стеснительная на людях. Дома она, конечно, не стесняется и всеми командует. И я понимаю, что она нам всем еще покажет кузькину мать. Богдан находится под ее влиянием полностью. Хотя он может кулаком по столу стукнуть и рявкнуть — он как раз абсолютно похож на своего отца. Но Саша такая хитрая, что через пять секунд он уже играет по ее правилам.

— У младших детей не бывает ссор, обид?

— У них все время — то война, то любовь. И тут от меня требуется искусная дипломатия. Нет ни одной книжки, которая научит, как правильно себя вести с детьми. Это ежедневная учеба. Сложно найти баланс между своими собственными делами, одним ребенком, вторым ребенком — все кричат: «Он виноват!», «Нет, она неправа!» — а у тебя куча взрослых проблем, налоги, ипотека, маме надо помочь... И ты просто говоришь: «Стоп. Разбирайтесь сами. Я — ни при чем». Вставать на сторону одного из детей в такой ситуации — нечестно. И впереди еще куча дел — приготовить ужин, помочь сделать уроки, помочь собрать портфель в школу. Слава богу, у меня есть помощница Олеся.

— Как начинается ваш день?

— В 6:20 я встаю, отвожу на машине детей — Сашу в детский сад, Богдана в школу. Приезжаю домой, гуляю с собаками. Если у меня нет тренировки, я могу немного поспать. В это время просыпается моя золотая Олеся, пьет кофе и идет в сад, забирает Сашу и ведет в спортшколу. Саша занимается фигурным катанием, и тренировки у нее каждый день. Потом Олеся снова ведет Сашу в детский сад, а у меня как раз заканчивается моя тренировка, и я еду в школу за Богданом. Еще у меня есть мама, которая живет рядом и которую я могу в экстренном случае попросить: «Мама, я не успеваю, забирай Богдана». Счастье, что у меня первое образование — дирижер! (Смеется.) А после школы Богдана надо вести на водное поло...

— У него тоже каждый день тренировки?

— Нет, три раза в неделю. Но! У Богдана еще фортепиано, в субботу рисование, а по воскресеньям мы ходим в Дом-музей Пастернака, где художница рисует с детьми на пленэре. И вот это колесо, которое все время крутится, — это и есть движение, которое называется «жизнь». Иногда хочется сказать «стоп», но без этого движения ничего не будет — это дисциплина.

— Что нужно сказать себе, когда сил на дисциплину совершенно не остается? Что сказать, чтобы заставить себя встать в 6 утра после тяжелого дня съемок, работы в театре?

— «Надо».

— Просто «надо»?

— Да. Надо. Ты это делаешь для... Тобой движет любовь. Открываешь глаза и включаешь музыку — Моцарта, например. Может быть, две секунды еще поканючишь, а потом в тебе все отзовется, ты сама заново откроешь эту музыку, которую давно не слушала, и подаришь ее детям, и вы — по-настоящему вместе. Подумай: ты даришь детям новый день. Еще темно, все спят, вы выходите на улицу. Можно дать детям фонарики — и для них это будет путешествием в таинственной пещере. Сказка, которая происходит здесь и сейчас. Иногда кажется, что сил нет, но надо искать соратников, которые будут с тобой на этом пути, и ценить их. Замечательно вернуться домой вечером, всем вместе сесть за стол, поднять бокалы с вишневым соком, — и чокнуться «за прекрасную компанию». Так никакое жизненное безумие не помешает вам понимать друг друга и друг другу радоваться.

— Существует ли способ быстро справиться с гневом, обидой, с чувством, что никакой своей жизни не осталось?

— Отстраниться. Воспользоваться помощью бабушки и заняться собой, привести в порядок свои мозги. Депрессия всегда возможна, это может быть связано с луной, с гормонами. Не бывает мамы — даже у животных, — которая бы ни разу не рявкнула на своего детеныша. И это, мне кажется, даже иногда нужно, чтобы показать: есть граница, куда детям не следует заходить.

— Без бабушек тут не обойтись.

— Да, нельзя лишать бабушек удовольствия общения с внуками. Тебе хочется воскликнуть: «Я не согласна, нельзя так баловать детей, нельзя пичкать их конфетами!» Но это же прекрасно, когда есть бабушка, которой тоже нужно реализовать свою любовь. Мои дети очень любят бабушку, и она готовит для них свои праздники, готовит подарки — у нее тоже есть своя сказка. И у меня была бабушка, и время с ней — одно из самых ярких впечатлений в моей жизни. Она жила в деревне: коровы, овцы, огород, земляника в лесу... Мы ходили в лес с бидонами, и было стыдно возвращаться с полупустым бидоном, нужно было обязательно набрать земляники «с горочкой», чтобы видно было. Бабушка пекла хлеб, самый вкусный на свете. Она вставала в 5 утра, затапливала печь, ставила хлеб, шла доить коров. Потом будила нас — мы трое спали на печке — и давала каждому по кружке парного молока, которую мы тут же выпивали, еще в полусне, выпивали послушно, потому что спорить с бабушкой было бесполезно.

— У вас новый муж — бизнесмен Василий Дюжев. Как складываются отношения ваших детей с ним, можно ли сказать, что вы теперь одна семья?

— Да, сейчас у меня наконец-то есть семья, о которой я мечтала, и муж, который стремится после работы домой, заботится, любит нас. У нас все общее — дети, собаки, шутки, праздники, бюджет. Я переехала из центра Москвы за город и теперь не представляю, как жить без леса, земли, воздуха. Мы путешествуем, занимаемся спортом, мы молоды и влюблены... ну что тут еще сказать? (Смеется.)

— Что вы обычно делаете в выходные?

— Больше всего нам нравится быть дома, всей гурьбой. Дети рисуют и мастерят — подарки, поделки, картины. Здорово, что у нас загородный дом, — всегда есть чем заняться: убрать двор, погулять с собаками.
А еще мы с удовольствием готовим, и больше всего детям нравится печь пиццу. Каждый получает свой кусок теста, ингредиенты для начинки — и начинается полет фантазии.

— Вы сейчас едете в Гоа на съемки — всей семьей. Вы говорили, что ваша жизнь делится на «до Индии» и «после». А почему именно так произошло?

— Впервые я оказалась в Индии, когда путешествовала в Гималаи с группой Андрея Лапина, где были практикующие йогу и тантру прекрасные люди. Это было незабываемое путешествие, которое — да — разделило мою жизнь на «до» и «после». Тогда, после сложных многочасовых восхождений и переездов на огромные расстояния, группа завершала вояж в Гоа, но у меня не получалось остаться с ними до конца, мне надо было возвращаться в Москву и играть спектакль. Но в Москву я вернулась уже другим человеком — счастливым. Потому что я увидела жизнь во всем ее многообразии и научилась у этих людей, как можно обходиться малым и быть благодарным. Мир заиграл другими красками. Я очень рада, что теперь мы едем туда с родными.

— Если к вам придет подруга и спросит совета: рожать ли ребенка без мужа, что вы ей скажете?

— Не знаю, мне кажется, тут советы не к месту. Как у Чехова в «Трех сестрах»: когда читаешь роман какой-нибудь, все так понятно, а когда проживаешь свою собственную жизнь, надо все решать самому. К советам можно прислушиваться, но думать все равно нужно своей головой. А на самом деле, я считаю, что если Бог дал тебе ребенка — у тебя не должно быть вообще никаких сомнений.
.
berlin
This page was loaded Oct 21st 2018, 7:33 pm GMT.