Category: дети

berlin

Екатерина Волкова (интервью) // "Экспресс газета", №51(1088), 28 декабря 2015 года

.
190513.jpg

Екатерина Волкова из-за мужиков больше не плачет

2015 год для 41-летней Екатерины Волковой, пожалуй, самый успешный в карьере. По ТВ показали рекордное количество фильмов с ее участием. «Друзья даже смеются уже надо мной: «Кать, какой канал не включишь - везде ты!» - улыбается актриса. Да и на большом экране несколько фильмов с ее участием вышло. Впрочем, и в личной жизни у Волковой случилось немало.

- Да, я испытала моральное удовлетворение, что все получилось, - призналась Катя «Экспресс газете». - Рада и за своих детей. Богдан тянется к театру, много читает. Лера учится в Германии. Когда она оканчивала школу, был выбор между МГУ и Марбургским университетом, откуда выпустились Ломоносов, Пастернак, братья Гримм. Она остановилась на втором варианте и нисколько не пожалела. Дорого, конечно, но, что делать, я плачу.

- На сыновей, наверное, бывший супруг Эдуард Лимонов неплохо подкидывает?

- Богдан и Саша общаются с отцом, но финансово… 25 тысяч рублей на двоих детей - это, согласитесь, немного. Эдуард говорит, что больше давать у него нет возможности. О’кей, тогда б с детьми почаще виделся - так и этого нет! Ну что ж… Пусть это будет на его совести. Дочке было лет семь, когда она, увидев, что я плачу, переживая очередную любовную драму, сказала: «Мам, не надо! Мужики, они как дети!» Я так и перестала плакать. Как моя крошка права! Мужчины, когда от них уходят, не могут справиться со своей обидой и у них она плавно переходит на детей. Инициативу никто из отцов моих ребят на себя брать не желает. И это для меня загадка.

Collapse )



Чужой

По вторникам у меня час на радио,
С 20 до 21 часа.
Ежедневно пишу тексты,—
Употребляю компьютер, пишу за сорок минут статью,
Сплю довольно часто днём, накрывшись старым бушлатом,
По пятницам у меня заседания рабочей группы.

Кульминация моего дня —
Поздний обед с красным вином,
Ну Лукулл обедает у Лукулла…

Я нелюдим…

Однако вчера ко мне приезжали дети
В сопровождении бывшей жены,
Они визжали, и ели мороженое,
И гоняли друг друга,
Я был вежлив и гостеприимен,
Но мне было неинтересно…

Раз в год у меня бывают приступы астмы,
Длятся от недели до четырёх недель,
Тогда я обильно кашляю, задыхаюсь
И употребляю вентолин…

Эдуард Лимонов
.
berlin

Эдуард Лимонов ЗОЛУШКА БЕРЕМЕННАЯ (стихотворения, 2013-2015 гг., eBook)

.


Эдуард Лимонов
ЗОЛУШКА БЕРЕМЕННАЯ

стихотворения

с о д е р ж а н и е :

  1. «Всё холоднее и холодней…»

  2. «Мелкокалиберные вожди…»

  3. «Уже вот прожит и сентябрь!..»

  4. Чайна-таун, 1976

  5. «Зимой я ложусь с темнотой…»

  6. «Всё больше поножовщины и драк…»

  7. Якобинцы

  8. «Напротив — дом многоэтажный…»

  9. «Граф пьёт пятые сутки молодое вино…»

  10. «Приняв в себя болванку алую…»

  11. «А дома — светлая культура…»

  12. «Ты хочешь, чтоб тебя убили?..»

  13. «Портрет Шикльгрубера висящий…»

  14. «Когда прекращаются авиарейсы…»

  15. «Тебе тогда шестнадцать было…»

  16. «С войны в Абхазии привёз…»

  17. «…И металлическая тишина…»

  18. «Итак, ты зиму прожил в Риме…»

  19. «Тёмные заводы…»

  20. «Годами весь увешанный…»

  21. «Во всех столовых, где я был…»

  22. «Быть богатым отчаянно скучно…»

  23. «Нету Лизки с сигаретом…»

  24. «Как вкусно целование цветов…»

  25. «Идёшь себе вдоль рю де Ренн…»

  26. «Русские, утомлённые Новым годом…»

  27. «Старый поэт золотыми руками…»

  28. «Земля, заснеженная слабо…»

  29. «О, тонконогая, с дырою!..»

  30. «В рефрижераторах поутру…»

  31. Президент и генерал

  32. 1953 год

  33. К взятию Крыма

  34. «Зелёный снег, ботинок полу-бот…»

  35. «Шары, болиды мироздания…»

  36. 1964. Рабочий отпуск

  37. «Что нам цветы, коль нету булки хлеба!..»

  38. Метро

  39. Труженики моря

  40. «Шторм прошёл, в снегу дорожки…»

  41. «В метафизических садах…»

  42. «Сонные бабушки…»

  43. «Родители его любили…»

  44. «А на краю у той деревни…»

  45. «И крашеные корабли…»

  46. В Париже

  47. «Бродил по берегу я Ангары…»

  48. «Как хан Мамай над русским городком…»

  49. «Сидят, прижавшись, воробьишки…»

  50. «В тиши библиотек, где молодой суглинок…»

  51. «Так мы росли. Восточная Европа…»

  52. «Те растения ещё живы…»

  53. «Ты прибываешь в мир мужчины…»

  54. «Вставай мой друг, обнаружь себя…»

  55. «Город прибранный, противный…»

  56. Умирающий в госпитале

  57. «Можно было жить в Париже, как в яйце…»

  58. «Человек, как поломанная игрушка…»

  59. Лев и Святой Франциск

  60. Власть — львица

  61. «Боевые коты умирать уходили…»

  62. «Снег пошёл. Не слышат уши…»

  63. «Дух добрых книг… А где же книги злые?..»

  64. Правь, Британия!

  65. Гюискар

  66. К фотографии моего сына

  67. «Я сам стал Арагоном и Вольтером…»

  68. Педофилия

  69. «Автомобиль краснеет издали…»

  70. «Василий Сергеич, вишнёвый Ваш сад…»

  71. «Семёрки дней, спелёнутые туго…»

  72. «Кричит весёлая Фифи…»

  73. Золушка беременная

  74. Умер King Абдалла

  75. «Начинает воздух гнуться…»

  76. «Где Гоголь свои байки размещал…»

  77. «Я — военный в отставке…»

  78. «И грянут на войне крутой…»

  79. «А силуэт красивой сучки…»

  80. «Снег исключительно тяжёлый…»

  81. «Третий месяц зимы…»

  82. «Женщины, двигавшие утюгами…»

  83. «How do you do?..»

  84. Анастази

  85. «Пути их неисповедимы…»

  86. «Блистал зубами из фарфора…»

  87. «И нет незыблемее груза…»

  88. «Партийные дела матросов…»

  89. «Миша Басов никем не стал…»

  90. «О, Бог веселый Саваоф!..»

  91. Корова

  92. Проклятье Франкенштейна

  93. Театр

  94. «Крыши под соломой…»

  95. «Вороны не любят много листвы…»

  96. «Думай, о, женщина, на ветру…»

  97. «Туманная луна…»

  98. Митинг в марте

  99. «Зазубренные очи, капюшон…»

  100. «И побледнел Квачков перед Стрельцовым…»

  101. «Всё стало вдруг печально…»

  102. «Моё прошлое густо заселено…»

  103. Конец Света

  104. «А где же викинги, мой брат?..»

  105. «Я жил в гостинице и был неутомим…»

  106. ««Двадцатишестилетняя девушка, проститутка…»

  107. «Во рту у ребёнка случайные звуки…»

  108. «Народы двигались по Земле…»

  109. «Некрасивый миллиардер…»

  110. Мрачная женщина

  111. На могиле bad girl

  112. «Нет лучше девок, чем калифорнийские официантки…»

  113. Чужой

  114. Из окна

  115. Нацболы

  116. «Птички небесные…»

  117. «От моей матери остался синий дым…»

  118. «Ну чего теперь ехать мне в этот Париж?..»

  119. «Я думал о старческом доме...»

  120. Де Сад и La Jeunesse


DOWNLOAD
.
berlin

Эдуард Лимонов ЗОЛУШКА БЕРЕМЕННАЯ (стихотворения, 2015)

.


* * *

Вороны не любят много листвы,
Вороны этим правы,
Крылья у них могут стать кривы
В сквериках Старой Москвы.

Любят они погорелый простор,
Лают они и рычат,
Вороны похожи с недавних пор
На молодых волчат.

Ворона — тяжёлая птица Руси,
Гоплит, тамплиер, талиб,
Мощное у вороны шасси,
Она как ядерный гриб

Падает сверху, собаке в лоб.
Помню я. Мусорный бак…
Смотрел в окно под радио-трёп
На битву ворон и собак…


* * *

Думай, о, женщина, на ветру,
Переживай измену!
Пока я тебя, задыхаясь, беру,
Ты будешь смотреть в стену.


* * *

Туманная луна.
Как и всегда, висела,
И грудь где ордена,
От старых ран болела.

Он вышел на балкон
С горячей кружкой чая,
Как будто Цицерон,
От Цезаря страдая.
.
berlin

Эдуард Лимонов ЗОЛУШКА БЕРЕМЕННАЯ (стихотворения, 2015)

.


* * *

How do you do?
Are you прекрасно doing?
Над облаками, в солнечном дыму…
Уносит Вас четверокрылый «Боинг»,
Как серафим, с улыбкой до Крыму.

Вы как живёте? Есть ещё надежда?
Есть парень ли, мужик в расцвете сил?
Кто может Вас отвлечь от жизни прежней,
От созерцанья глубины могил…

Любимая, меня Вы не любили,
Вы увлекались глупыми Пьеро,
Когда в одно со мною время жили…
И я сидел напротив Вас с пером…


Анастази

Я помню,— вышел из тюрьмы,
Был весел, как дитя,
На надувном матрасе, мы,
Пристроились, шутя…

Анастази, Анастази,
Ты где живёшь теперь?
Собой по простыне вози,
Мой теплокровный зверь…

Я помню, вышел из тюрьмы.
И шли тогда дожди,
Трещали лучшие умы,
И хмурились вожди…

А я тебя ощупал всю,
Как ветер над Хонсю,
Но зря не трогал Итуруп,
Поскольку был я глуп…

Дымящиеся острова?
Но там горит трава,
Но там Дракон волочит хвост
В Великий русский пост…

И был как Дальний я Восток,
С тобой, малютка, одинок,
Поэтому сбежал
Я в поисках Валгалл…

Анастази, Анастази…
С Борисовских прудов.
Собой по простыни вози,
Как этот мир суров!..


* * *

Пути их неисповедимы…
Одни поют, других уж нет…
Бредут устало пилигримы
В Святую Землю, дав обет…

Вот под валун они присели,
И развернувши грубый плат…
Жуют куски сырой макрели,
Которую им дал Пилат

От римского стола. Убоги
Её худые плавники,
Паломники чертами строги,
Преобладают старики…

А вот замшелые оливы,
Пересчитав их, раздаёт
Старик весёлый и счастливый,
Он только Господом живёт,

Ему, возвышенному, служит!
И если страшная жара
Всю Палестину отутюжит,
Ему ж как милая сестра…

Когда же червяки сквозь кожу
Ему всё тело прогрызут,
Воскликнет он: «Спасибо, Боже!
За их старание и труд!»

У песен неисповедимы
Их судьбы через толщу лет…
Вздыхая, встали пилигримы,
Пошли, ступая след во след…
.
berlin

Эдуард Лимонов ЗОЛУШКА БЕРЕМЕННАЯ (стихотворения, 2015)

.


* * *

Я — военный в отставке,
Я — полковник Савенко,
У меня в кабинете
Золотая тарелка...

И широкая сабля,
И кавказская бурка,
Я когда-то был парень,
Был я в Харькове урка,

Умер всякий свидетель,
Мои батько i мати,
Кого только не встретил,
Хороши экспонаты...

Но сырых девок ляжки
Не тревожат мне память,
И хохлушки, и ляшки,
Я спокоен как камень...

Я военный в отставке,
Я — полковник Савенко,
Я москаль длиннозубый,
Я поджарый как гренка...

У меня своё кредо,
У меня своя сфера,
Дорога мне, вот, стенка —
Карта эСэСэСэРа.

Я — полковник Савенко.
Я — полковник Савенко.
Я — полковник Савенко...


* * *

И грянут на войне крутой,
Свалившейся на нас с налёта,
Железный голос пулемёта,
Комдива властный позывной...

До этого мы жили просто.
Сезоны, все четыре в год,
Мужчинами большого роста
И женщинами без забот.

Но вот войною нам подуло,
Свинцовый запах, свист стальной,
И города наши разуло,
Обезголовило, смахнуло,
Пустыней стали ледяной...

Где нежных кож ребёнок шёл,
Там свист и вой, снарядов взрывы.
Нам Киев не поведал злой,
Какие у него мотивы...

Но в камуфляжах утонувший,
Таща тяжёлое ружьё,
Явился в страшный ветер дувший,
Как зомби ряженый в тряпьё,

Каратель наших лучших дней,
Палач для счастья и ночлега,
Солдат с клубками диких змей,
И смерть влекла его, — телега...

Нас кто спасёт теперь с тобой?
Другого нет у нас расчета.
Железный голос пулемёта,
Комдива властный позывной...


* * *

А силуэт красивой сучки,
Напоминает нам о случке
О разных способах любви,
Которые кипят в крови...

Царапая взаимно кожи
И эпидермами скользя,
Мы на кого с тобой похожи?
Ночными членами разя?

Свеча горит нам со стола,
Луна в углу окна сияет,
«Мой тот, что я ему мила
Твоя», она об этом знает.

Скольжений, ласк, взаимных мук,
Губа закушена над другом,
— Где север, если ты мой юг?
— Юг, юг, юг, юг, — служи супругом...

Хватаний яростных порыв
И змеевидное вращенье.
Подруги взрезан был нарыв,
И полилось нам угощенье..!
.
berlin

Эдуард Лимонов ЗОЛУШКА БЕРЕМЕННАЯ (стихотворения, 2015)

.


Золушка беременная

I

Озябла Золушка на Новый год!
По снегу страшному она идёт,
Ботинки утлые, худые протекли,
А замок всё манит, тяжёлый, издали...

Он не приблизился, всё так же зол и хмур,
Снег шпарит перьями давно умерших кур,
Страдает Золушка и рукавичкой трёт
Под утлым рубищем беременный живот...

Бес волосатый прыгает вблизи,
От беса серою и водкою разит,
Служанкой девушку он в замок провожает,
Про графа Дракулу она ещё не знает...

II

Беременная Золушка в слезах,
Живот прикрыт рогожкою и шубкой,
Вот пробирается красивою и хрупкой
У вóронов и вóлков на глазах...

А чёрный лес, стволы поставив в снег,
Играет роль напыщенной природы.
Ей угрожают выкидыш, иль роды?
Санитария с гигиеной? — Смех!

Нет ни воды хоть тёплой, ни шприцов,
Лишь волосатый бес хвостом виляет,
Бес к замку Золушку сопровождает,
Но пособить не может, хоть готов...

Прыжками параллельным курсом, гном,
Зеленоватый скачет и косматый,
«Вот здесь, — он говорит, — прошли солдаты,
Но мы за ними, фройляйн, не свернём...

Солдат жесток, увидит Ваш живот,
И всё пропало, станете потехой,
В пехотной роте каждый пулемёт,
Воспользуется Вашею прорехой...»

Так медленно они идут сквозь лес,
И Золушка ругается сквозь слезы,
«Хотите ветчины?» — ей молвит бес.
«Как надоели все эти берёзы!»

III Старый Дракула

У прусских феодалов есть камин,
Семья большая, дети, Отто, Фрицы,
Валашский феодал живёт один,
Плюёт на пальцы, теребит страницы...

Папирус разворачивает чёрт,
И булочку в вино ему макает,
Граф Дракула, сидит в тепле, читает,
В окне двор замка видит старичок...

Там на колах проткнуты янычары,
Он мучит турок, православный граф!
О, во дворе кровавые кошмары!
(Нам всем известно, Дракула — кровав...)

Но булочку с вином вкушает Влад,
И водит по страницам костяными,
Фалангами, с бриллиантами большими,
Невиданных, неслыханных карат...

IV

И Золушку ведут на кухню...
Собаки, слуги, повара,
А плод ворочается, пухнет,
Поскольку в замке-то жара...

«Озябла? — говорит дворецкий, —
Замёрзла, бедное дитя?!»
Орех раскалывает грецкий,
Глинтвейн готовит ей, шутя...

«Какие древние чертоги!
Как здесь уютно и тепло!
О, Боги, о, святые боги!
Нас в Рай с малюткой занесло!»

По коридорам раздаётся
Дремучей палки древний стук,
Граф Дракула спешит, смеётся.
«О, дочь моя!» — кричит Паук...

«Отец! — Она его целует —
Едва до дому добралась..!»
Вся Трансильвания пирует,
У графа дочь его нашлась...

Граф гладит дочери живот,
Целует в щёки, граф доволен,
В колокола народ валашский бьёт
С высоких старых колоколен...
.
berlin

Эдуард Лимонов ЗОЛУШКА БЕРЕМЕННАЯ (стихотворения, 2015)

.


* * *

Я сам стал Арагоном и Вольтером.
Ехиден, седовлас и знаменит,
Я нависаю грозно над партером,
Как самый молодой кариатид...

Я сам стал Гёте, Фаустом, Бодлером
И королём пространства и времён,
Я как хотел, — стал Вашим кавалером,
Юдифь, и Клеопатра, и Манон...


Педофилия

Страшненькие сказки,
Где коньки, салазки,
Мачеха седая,
Грубая такая...

Где пытают деток,
Чтоб плохих отметок...
В дом не приносили в табелях, —
Жарят на углях...

Зимние невзгоды.
Малолеток роды
От родных отцов:
Графов и купцов...

Взрослые и дети
Встали на рассвете,
Выпили слегка,
Бражка-то крепка...

Страшненькие сказки,
Про лихие ласки...
Анусов и писек,
Животов и сисек...


* * *

Автомобиль краснеет издали,
Снег приминают новенькие шины,
Не внятен запах молодой резины,
Однако приближается в пыли...

А за рулём красотки силуэт,
Нахальной девки двадцати двух лет,
Оторвы рыжей, суки молодой,
Ещё и с сигаретой под губой...
.
berlin

Эдуард Лимонов ЗОЛУШКА БЕРЕМЕННАЯ (стихотворения, 2015)

.


* * *

Боевые коты умирать уходили,
Понимая, что вдоволь, довольно пожили,
Забивались во тьму мрачных добрых пещер,
Где бы их не нашёл молодой изувер...

Ни студент, ни рабочий, ни северный лорд,
Там коты и лежали... Седеющих морд
Не увидят вовеки двуногие твари,
Заглотнувшие виски, и в пабе, и в баре

Насосавшие пива, двуногие бритты.
Боевые коты уходили, бандиты,
От огромных мамаш, от английских калош,
От вонючей резины с клеймом «макинтош».

Боевые коты фараонам шептали,
Иероглифы смерти блаженно читали.
Их Анубис приветствовал: «Здравствуйте, сэр!
Здесь тепло и приятно, и музыка сфер...»


* * *

Снег пошёл. Не слышат уши.
Ты, природа, мне приснилась?
Я хочу тебя послушать,
Но куда ты удалилась?

Мелким мальчиком, от кори,
Я лежу один, страдая,
А внизу — фашистам горе,
Их ведут толпой, толкая...

Вдоль развалин, вдоль вокзала,
Где высокая когда-то
Площадь шумная стояла,
С монументом про солдата...

Год сорок шестой, от кори
Я, мальчишка, загибался,
Ничего не слышал, вскоре,
Но, однако, оклемался...

Вырос, стал Добра и Света
Безусловный предводитель...
Я видал фашистов где-то,
Из окна их был я зритель...


* * *

— Дух добрых книг... А где же книги злые?
— О, этих книг Вам лучше не читать...
У них сквозь пол приходят домовые,
И бесы со страниц у них летать

Начнут над Вашей, мальчик, головою...
— Но ангелы, но ангелы-то где?
И что же я, от демонов завою?
И что же там, Офелия в воде?

— Злых книг, чьи злонамеренные чары,
Вам лучше, милый мальчик, не читать,
Там демоны, бегут как янычары
С клинками, Ваши руки отрубать...

Там червь ползёт, заглатывая жадно
Пейзаж, ландшафт, озёра, замки, лес...
Там так темно и так там безотрадно,
И как в Аду, кометы там надрез...

— Со временем летать не перестали?
— Там бухает, взрывается, свистит,
Вот если Вы в Донбассе побывали,
Когда над ним там «Точка-У» летит...
.
berlin

Эдуард Лимонов ЗОЛУШКА БЕРЕМЕННАЯ (стихотворения, 2015)

.


* * *

Город прибранный, противный,
Весь в асфальте, без травы,
Абсолютно негативный,
В нём таком живёте Вы.

Животастый, лысоватый
И коротконогий жлоб,
Мимо Вас бегут солдаты,
Чтоб стрелять друг другу в лоб.

Так, войны боясь гражданской,
Прячась от неё в подвал,
Рядом с площадью Таганской
Обыватель прозябал.

Всласть орудья грохотали,
Танки дёргались, паля,
Он сидел в своём подвале,
Волосами шевеля...


Умирающий в госпитале

Пейзаж госпиталей и запах хирургий.
Святая тишина закрытых тюрем,
Подходит твой конец, давай себе не лги,
Ну, жизненный твой путь был, офицер, недурен...

Внутри госпиталей кровавые бинты
И капельниц скелеты, словно краны,
Хватает ли тебе, приятель, остроты?
Дошёл ли под ножом хирурга до нирваны?

Тяжёлая вчера погода налегла.
На окна, на твой лоб, на твёрдую подушку,
Ты умираешь, брат, плохи твои дела,
Ну, что ты там грызёшь надежду, словно сушку...

В тиши библиотек, о, сумасшедший дом,
Подростком ты провёл суровые два года...
Карболкой с этих пор твой пахнет каждый том,
И хлоркой, и тюрьмой, и запахом народа...

Когда же на войне ты оказался вдруг,
В суровую войну ты намертво влюбился,
Ты стал тогда её невенчанный супруг,
И мрачною женой ты вдоволь насладился...

Пейзаж госпиталей и запах хирургий,
И слабою рукой нам не поднять стакана,
Подходит твой конец, давай себе не лги:
Матросу утонуть в глубинах океана.


* * *

Можно было жить в Париже, как в яйце,
Штурмовать твердыню Академии.
И шмелём, по девочек пыльце
Педофилом ползать, ждущим премии...

Можно было садом Люксембург,
Расстегнувши плащ, кашне на шее,
Проходить, как будто Эренбург,
И как все они, Хемингуэи...

Но такой, из Харькова пацан...
Ну не мог он становиться фраером,
Франция осталась среди стран,
Наряду с Алтаем и Сараевом...

Франция. Баллоны с божоле,
Трусики, что письками закушены,
Золушки прекрасные в золе,
Фартучки крахмалом пересушены...

И ноябрь спускался, загремев,
С дымных крыш выстреливал каминами,
Всё же хороши хвосты у дев,
В сочетаньи с грудками утиными...
.
berlin

Эдуард Лимонов ЗОЛУШКА БЕРЕМЕННАЯ (стихотворения, 2015)

.


* * *

Те растения ещё живы,
Тех животных давно там нет,
Черемши самострел счастливый,
Рыб играние в лунный свет...

Моя молодость на Алтае
Вдруг прильнула к моим щекам,
В Казахстане, что близ Китая,
По ущельям и по горам...

В этих чащах гнездились волки,
И трещал по кустам медведь,
Там маралы живут без толку,
Чтобы доблестно умереть...

Там проезжий калмык с лошадки
Ищет, где его Чингисхан,
И луну созерцая сладко,
Крепко держится за стакан,

Там грибы с валуны размером,
И на крошечном КПП
С кривоногим милиционером,
Вдетым в тесные галифе,

Рассуждаем про корень чёрный,
В те прославленные года
Представлялся я как учёный,
«Академик», — звала орда...


* * *

Ты прибываешь в мир мужчины...
Коньяк, табак, клинки, морщины,
Одеколон и хриплый бас.
Всё, барышни, волнует вас...

Достанет старый дневничок,
Глотками пьёт, губами «чмок»,
Ха-ха-ха-ха, и словно змей
К тебе вползает без затей...

Стихи, рукою трёт о ляжку,
И опрокинул вдруг бедняжку!
Клюёт и разгребает вдоль!
И поперёк уже позволь!

А вечером, зардев лицом,
Она уж кошкою с котом
Так изгибает её спину,
Что сиси лягут на перину,
И возят о неё сосками.
«А он умён, и он с усами!

Ну чёрт, ну дьявол, ну, ну, ну!
Прославленный на всю страну
А как под моим брюхом водит!
Зачем же он сейчас уходит?

А, это он, чтобы нежней,
Вернуться тот час, и сильней...»

Такие мягкие мыслишки,
У барышни, как у воришки,
Проходят в буйной голове,
Порою даже целых две...

«Постой! Ещё! Давай, давай!
Я для тебя горячий рай!
А ты лечи мою чесотку!
Плюй, джентльмен на сковородку!
И как ошпаренный кричи!
Учи меня, ещё учи!»


* * *

Вставай мой друг, обнаружь себя
В кладбищенском ты лесу,
Когда мертвецы, скуля и трубя
Жуют свою колбасу...

Пройдёт гладковыбритый англосакс,
Северный мэн в шарфе,
Завязан у горла он туго так...
Перчатки его в траве...

Пройдёт по дороге на старый пруд,
Где пёрышки лебедей.
Своею метелью совсем сотрут
Докучных следы людей.

И где покосившийся есть сарай,
А за сараем волк,
Он войско своё сколотил из стай,
Тюремный волчиный полк...

Пойди, мой друг, загляни в «Блумингдэйл»,
Куда ты тогда ходил,
Когда ещё не изобрёл e-mail
Стив Джобс — молодой крокодил...

Ты боссу здесь покупал трусы
До этого, в их буфет
Лепил пельмени такой красы,
Которых прекрасней нет...

Где Рэми Сондерс, и Шмаков где?
Где пламенная Мэдисон?
Они утонули в той воде,
Где стирано флотских кальсон...

Где Сильвер с ногой деревянной, скрип,
Где Студио «Фифти Фор»,
И где допотопный ядерный Гриб
За Никсоном стал в упор...

Земля обратилась сто тысяч раз,
За это время дожди
Лишили Вас Ваших лживых глаз,
О, сладостные вожди!

Пойди, мой друг, обнаружь себя,
На кладбище в ранний час,
Когда мертвецы скуля и трубя
Стоят у могил как раз...
.