Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

berlin

Горан Лазовић // "Искра", 22.02.2016



ГОРАН ЛАЗОВИЋ НА БАЈКАЛУ: Дани љубави и ноћи пуног месеца

Слећем у Иркутск, после девет сати лета.

Колико ми још треба да постанем птица? — питам Наташу.

И она је уморна и неиспавана, и љута на моје руке.

Док сам спавао, радиле су нешто што јој се није допало.

Зајапурена је и рашчупана, нико не би поверовао да тако изгледа московска апсолвенткиња лингвистике, која ми од Шереметјева прави друштво: кренула код сибирске бабушке, Бурјаткиње, да се одмори и душу мало да доведе у ред.

Ничега се не сећам, осим приче коју ми је испричала на небу изнад Москве:

— Живео старац Бајкал са 336 синова и кћери.

Био богат и строг.

Collapse )
berlin

Эдуард Лимонов (фотографии)

Эдуард Лимонов на втором заседании КОМИТЕТА 25-ГО ЯНВАРЯ // Москва, 10 февраля 2016 года



<...> Всего на заседании в штабе движения "Новороссия" присутствовали 33 члена Комитета, не считая кота Игоря Стрелкова по кличке Хмурый. <...> Для общего снимка по итогам собрания задорный Егор [Просвирнин] хотел для троллинга «охранителей» сесть с портретом Путина в черных очках, который взирал со стены на членов Комитета все три часа его работы. Однако ему предложили взять вместо портрета на колени кота Хмурого. Но кот спрыгнул с колен русского националиста за секунду до вспышки — так едва не воплотилась в жизнь известная максима: «Если не Путин, то Кот [Стрелкова]». <...> источник



Collapse )
berlin

Эдуард Лимонов ЗОЛУШКА БЕРЕМЕННАЯ (стихотворения, 2015)

.


* * *

Во рту у ребёнка случайные звуки:
«Агуга-агуя-ага»,
Возможно, ребёнка за теплые руки
Взяла неожиданно Баба-Яга.

Ребёнок довольный и рад он старухе,
Слюнявый, счастливый, он к бабушке льнёт.
Мы Бабу не видим, весёлые звуки
Ребёнок, наш мальчик, всё ж ей издаёт…

Миры параллельные кашей измазав,
Ребёнок живет на два мира с утра,
Пришёл он из мира дикообразов,
А наш мир, в сравнении,— просто дыра…


* * *

Народы двигались по Земле,
Колёса кибиток скрипели во мгле,
Самый ужасный всегда был вождём,
Вот так мы с тех пор и живём.

Принцип отбора: неравный рост.
Лучше горбатый. Свиреп и кос,
С длинной косою на бритой башке,
Ну, и шесть пальцев на мощной руке.

Ноздри расшлёпаны, взгляд свинцов,
Вот он, водитель, каков!
Запах его, как могила,
Ну, и зовут — Атилла.

Зубы кривые, ухмылка ярка,
Вот, полюбуйтесь, на боевика,
По принадлежности он ИГИЛ,
Племя всё тех же Атилл…


* * *

Некрасивый миллиардер,
Который назавтра улетал убивать слонов,
Сидел со мной в клубе «Цвет ночи»
(Подушки. За столиками дамы и мэны)
И зло укорял меня за то, что я посылаю молодёжь в тюрьмы.
Чёрт, какой это был год? Две тыщи девятый, что ли?

Я отвечал миллиардеру, назавтра улетающему
убивать слонов на сафари в Африке,
что он просто не знает, как у нас в партии принимаются решения,
что у нас на акции идут добровольцы…

За нами в полглаза наблюдал банкир, который
привёл меня на эти смотрины…

Тот, что через несколько часов будет убивать слонов,
Пил красное вино из большого бокала,
И я пил красное вино из большого бокала…
Это было хорошее, дорогое вино… Я редко имею такое…

По мере того, как мы распалялись в споре,
Я убеждался, что убийца слонов меня не выносит.
что я противен ему с моими стихами, очками,
с моими красавицами-девками,
со всей моей устарелой романтикой без денег.
Я уже просто бесил его собой.
Ещё немного, и он убил бы меня, как слона…

И банкир у него за плечом становился скучнее,
Он-то думал увлечь убийцу слонов моей личностью,
а всё происходило с точностью до наоборот.

Короче, я провалил экзамен,
который и не мог сдать бы.
Кажется, я ушёл раньше, чем ушли они,
А, может быть, они ушли раньше со свитой
Из клуба «Цвет ночи».

Умертвитель слонов позже выбрал Навального,
взял его «в прiймы», как говорили на Украине
(отсюда фамилия Приймаков),
Потратил на него денег, чтобы потом нажить ещё больше,
и блистательно быстро подняться в списке «Форбс».

Я стал лучше относиться к слонам,
Скоро вступлю в общество их защиты,
Хотя ранее находил, что слоны воняют.
.
berlin

Эдуард Лимонов ЗОЛУШКА БЕРЕМЕННАЯ (стихотворения, 2015)

.


* * *

Боевые коты умирать уходили,
Понимая, что вдоволь, довольно пожили,
Забивались во тьму мрачных добрых пещер,
Где бы их не нашёл молодой изувер...

Ни студент, ни рабочий, ни северный лорд,
Там коты и лежали... Седеющих морд
Не увидят вовеки двуногие твари,
Заглотнувшие виски, и в пабе, и в баре

Насосавшие пива, двуногие бритты.
Боевые коты уходили, бандиты,
От огромных мамаш, от английских калош,
От вонючей резины с клеймом «макинтош».

Боевые коты фараонам шептали,
Иероглифы смерти блаженно читали.
Их Анубис приветствовал: «Здравствуйте, сэр!
Здесь тепло и приятно, и музыка сфер...»


* * *

Снег пошёл. Не слышат уши.
Ты, природа, мне приснилась?
Я хочу тебя послушать,
Но куда ты удалилась?

Мелким мальчиком, от кори,
Я лежу один, страдая,
А внизу — фашистам горе,
Их ведут толпой, толкая...

Вдоль развалин, вдоль вокзала,
Где высокая когда-то
Площадь шумная стояла,
С монументом про солдата...

Год сорок шестой, от кори
Я, мальчишка, загибался,
Ничего не слышал, вскоре,
Но, однако, оклемался...

Вырос, стал Добра и Света
Безусловный предводитель...
Я видал фашистов где-то,
Из окна их был я зритель...


* * *

— Дух добрых книг... А где же книги злые?
— О, этих книг Вам лучше не читать...
У них сквозь пол приходят домовые,
И бесы со страниц у них летать

Начнут над Вашей, мальчик, головою...
— Но ангелы, но ангелы-то где?
И что же я, от демонов завою?
И что же там, Офелия в воде?

— Злых книг, чьи злонамеренные чары,
Вам лучше, милый мальчик, не читать,
Там демоны, бегут как янычары
С клинками, Ваши руки отрубать...

Там червь ползёт, заглатывая жадно
Пейзаж, ландшафт, озёра, замки, лес...
Там так темно и так там безотрадно,
И как в Аду, кометы там надрез...

— Со временем летать не перестали?
— Там бухает, взрывается, свистит,
Вот если Вы в Донбассе побывали,
Когда над ним там «Точка-У» летит...
.
berlin

Эдуард Лимонов ЗОЛУШКА БЕРЕМЕННАЯ (стихотворения, 2015)

.


* * *

Человек, как поломанная игрушка,
Ноги срезанные висят,
Вот что делает даже не пушка,
А один минометный снаряд...

Человек, как упавшая с крыши кошка,
Череп треснул, кишки висят,
Вот что делает лишь немножко
Чуть задевший его «Град».

Человек, как раздавленная собака,
Тесто тонкое, как бельё,
Вот что делает танка трака,
Лишь одна, коль попал под неё.

Человеку с железом трудно,
Он — весь мягкий, оно — твердо
Вот и в госпитале многолюдно
Переломано от и до...


Лев и Святой Франциск

Святой Франциск поучает льва,
Лев слушает Слово божье,
Он пасть приоткрыл и ловит слова...
Скалистое бездорожье

На заднем плане, и бос святой,
И борода по пояс
Висит величаво, совсем седой.
Волнуясь и беспокоясь,

Лев лапу поднял, взволнован он,
Но стойкий святой аскетом
Читает животному божий закон
Средневековым летом.

Горячий над ними пылает диск,
Ущелье грозит тесниной,
Воняет потом Святой Франциск,
А лев его пахнет псиной...


Власть — львица

Власть мощным сфинксом лапу подымает,
Грозит, оскалясь пастью, и рычит
Власть — львица, и хвостом нам львица не виляет,
Но сильным, как прутом, им по боку стучит...

Власть смертью отдаёт и кровью, грязным телом.
Бросается и, сбив, ломает кости нам,
С добычею своей, храпя остервенело,
Волочит храбреца к прибрежным валунам...

Там начинает жрать, живот и пах вначале,
Страдалец ещё жив, и в жёлтые зрачки
Он смотрит, онемев, в своём уме едва ли:
«Она меня жуёт!», и... ужаса куски...

Прибой смывает кровь, шипя над грудой мяса.
Из облака Господь взирает, выгнув бровь,
Ему не comme il faut, глаза прикрыл он рясой...
Такая вот она, державная любовь...

У львицы круп стальной, все лапы из металла,
В глазах её искрит вольфрамова дуга,
Привыкла отвечать на позывной «Валгалла»,
В комплект клыков-когтей добавлены рога...
.
berlin

Эдуард Лимонов ЗОЛУШКА БЕРЕМЕННАЯ (стихотворения, 2015)

.


* * *

Те растения ещё живы,
Тех животных давно там нет,
Черемши самострел счастливый,
Рыб играние в лунный свет...

Моя молодость на Алтае
Вдруг прильнула к моим щекам,
В Казахстане, что близ Китая,
По ущельям и по горам...

В этих чащах гнездились волки,
И трещал по кустам медведь,
Там маралы живут без толку,
Чтобы доблестно умереть...

Там проезжий калмык с лошадки
Ищет, где его Чингисхан,
И луну созерцая сладко,
Крепко держится за стакан,

Там грибы с валуны размером,
И на крошечном КПП
С кривоногим милиционером,
Вдетым в тесные галифе,

Рассуждаем про корень чёрный,
В те прославленные года
Представлялся я как учёный,
«Академик», — звала орда...


* * *

Ты прибываешь в мир мужчины...
Коньяк, табак, клинки, морщины,
Одеколон и хриплый бас.
Всё, барышни, волнует вас...

Достанет старый дневничок,
Глотками пьёт, губами «чмок»,
Ха-ха-ха-ха, и словно змей
К тебе вползает без затей...

Стихи, рукою трёт о ляжку,
И опрокинул вдруг бедняжку!
Клюёт и разгребает вдоль!
И поперёк уже позволь!

А вечером, зардев лицом,
Она уж кошкою с котом
Так изгибает её спину,
Что сиси лягут на перину,
И возят о неё сосками.
«А он умён, и он с усами!

Ну чёрт, ну дьявол, ну, ну, ну!
Прославленный на всю страну
А как под моим брюхом водит!
Зачем же он сейчас уходит?

А, это он, чтобы нежней,
Вернуться тот час, и сильней...»

Такие мягкие мыслишки,
У барышни, как у воришки,
Проходят в буйной голове,
Порою даже целых две...

«Постой! Ещё! Давай, давай!
Я для тебя горячий рай!
А ты лечи мою чесотку!
Плюй, джентльмен на сковородку!
И как ошпаренный кричи!
Учи меня, ещё учи!»


* * *

Вставай мой друг, обнаружь себя
В кладбищенском ты лесу,
Когда мертвецы, скуля и трубя
Жуют свою колбасу...

Пройдёт гладковыбритый англосакс,
Северный мэн в шарфе,
Завязан у горла он туго так...
Перчатки его в траве...

Пройдёт по дороге на старый пруд,
Где пёрышки лебедей.
Своею метелью совсем сотрут
Докучных следы людей.

И где покосившийся есть сарай,
А за сараем волк,
Он войско своё сколотил из стай,
Тюремный волчиный полк...

Пойди, мой друг, загляни в «Блумингдэйл»,
Куда ты тогда ходил,
Когда ещё не изобрёл e-mail
Стив Джобс — молодой крокодил...

Ты боссу здесь покупал трусы
До этого, в их буфет
Лепил пельмени такой красы,
Которых прекрасней нет...

Где Рэми Сондерс, и Шмаков где?
Где пламенная Мэдисон?
Они утонули в той воде,
Где стирано флотских кальсон...

Где Сильвер с ногой деревянной, скрип,
Где Студио «Фифти Фор»,
И где допотопный ядерный Гриб
За Никсоном стал в упор...

Земля обратилась сто тысяч раз,
За это время дожди
Лишили Вас Ваших лживых глаз,
О, сладостные вожди!

Пойди, мой друг, обнаружь себя,
На кладбище в ранний час,
Когда мертвецы скуля и трубя
Стоят у могил как раз...
.
berlin

Стихотворения Эдуарда Лимонова из сборника СССР — НАШ ДРЕВНИЙ РИМ...

.


* * *

Девки вынули тонки ноги из тесных брюк,
Попы в юбках напоминают? От груш до брюкв...

Раздражают одним появлением скользких сись,
Бабье лето пришло, эй, Адамы, держись!

Вот, схватившись за поручень, боком входит она,
Обнажая чулок до конца откровенного дна.

Все античные боги, о как они были правы!
Нимфы бродят по улицам бледной Москвы.

Маргарином бы солнце, но только оливковым маслом!
Я бы всех их забрал, наслаждаясь отменных их мясом,

Я бы бил их, топтал, доказал что я есть в самом деле...
А они бы визжали, они бы пыхтели...

Я любую из вас подыму до шкалы Магдалины,
Пусть несёте вы сумки, пакеты и даже корзины.

Я похабный старик? Нет, похожий на юного фавна,
Разорву вас, вакханки, я с вепрем мистическим равно.

Изначально два вида создал наш Создатель.
Вид был внутренний Ев, и Адама — он членобладатель.

Побеждённые Евы взяты были в плен, и веками
Их насиловал вид с ярко-красными черенками...



ВОСЕМНАДЦАТЫЙ СЪЕЗД

Всё изготовлено в Китае.
И полотенце, и парик,
И ваза, крупно завитая,
И только Мунка жёлтый «Крик»

Вопит норвежцем полуголым,
И Ницше, с круглой головой,
Ест экскременты прямо с полу,
Вылизывая за собой...

Поверхность жёлтого Китая,
Съезд восемнадцатый. Дракон
Парит, крылами задевая,
На Тянь-Ань-Мынь спустился он...

В Политбюро, оскалив зубы,
Сидит рептилий жёлтый ряд,
И ящеры, лизнувши губы,
Вслух о юане говорят.

Ну да, юань, когда планета
Со свистом спрыгнула с орбиты.
Европа есть? Европы нету.
Была Германия разбита...

Последний сгусток пасьёнарный
Был в сорок пятом умерщвлён,
И вот нас ждёт теперь бездарный
Китай, чешуйчатый Дракон...

Он, да, с Америкой сразится.
Избегнет всех стальных рогов,
Потом планетой насладится,
Мышей съест, кошек и жуков...

Русь, задремавшая в прохладе,
Закутавшись в своей Сибири,
Ты, вялая, чего же ради
Картошку ешь свою в мундире?

Иди! Вмешайся! Озверей!
Но, не желая осложнений,
Мечтая умереть скорей?
Заснула Русь без сновидений....



КАРТА БЛИЖНЕГО ВОСТОКА

Вот результат сражений и коварства:
Их контуры прорезаны с мелка.
Раскроены на карте государства,
Как рукава и полы пиджака...

Там в Сирию Ливан подрезан с моря,
Израиль к Иордании пришит,
Ирак же, натерпевшись столько горя,
С Ираном разозлённым вдоль лежит.

Сошлись в братоубийственных границах!
Страна стране покоя не даёт,
Ирак с Кувейтом не соединится,
Пускай один народ внутри живёт...

Аравии Саудовской морщины,
Пустыни, как засохший твёрдо торт,
В одеждах развеваются мужчины...
Бен Ладенов стремительный проход!

Её по краю, — эмиратов кУсы,
Дубай, Даби, Катар и Бахрейн,
Где служат палестинцы и индусы
И где вас ждёт расплавленный бассейн.

На тропик Рака, как шампур, надеты
Египет, Ливия, Алжир и Мавритания —
Страна, где лёгкие и тёмные поэты
Отправились с верблюдами в скитания.
.
berlin

антология ВСЁ О МОЁМ ДОМЕ (2013)

.


ВСЁ О МОЁМ ДОМЕ

антология

издательство: "АСТ", "Сноб Медиа", "Редакция Елены Шубиной", 2013 год
твёрдый переплёт, суперобложка, 784 стр.

тираж: 3.500 экз.
ISBN 978-5-17-081169-4

с о д е р ж а н и е :

  • Дома и люди (предисловие Сергея Николаевича)

  • Елена Пастернак. Порядок вещей

  • Андрей Аствлцатуров. Дача, лягушка и шахматы

  • Евгений Водолазкин. Дом и остров

  • Татьяна Щербина. Башня из слонового кирпича

  • Эдуард Лимонов. Дом «6»

  • Василий Аксенов. Логово льва

  • Маша Слоним. Вторая линия защиты

  • Диана Арбенина. Жить вечно

  • Марина Дмитревская. Общее житие

  • Евгений Евтушенко. Берингов туннель

  • Максим Д. Шраер. Гений на чердаке

  • Майя Туровская. Последний театр моей жизни

  • Сергей Николаевич. Ширмы, духи и витрины мадемуазель Шанель

  • Татьяна Позняк. Дом на Шестагинской

  • Людмила Петрушевская. Крошка и Бумажка в дикие времена

  • Ксения Собчак. На время

  • Александр Генис. Суворова, 8

  • Татьяна Рудина. Буфет и полированные доски

  • Александр Кабаков. Осажденный

  • Нина Агишева. Три сестры из Хауорта

  • Алексей Малашенко. В самом себе

  • Катерина Кузнецова. Хрустальный корабль

  • Татьяна Толстая. Легкие миры

  • Алексей Слаповский. Те, кто до нас

  • Жужа Д. Мистер Дом

  • Майя Кучерская. Пригодное для жилья

  • Ольга Шлихт. Последний день

  • Ольга Тобрелутс. Портрет неприкаянной

  • Валерий Попов. Сочиненное пространство, или Мои дома

  • Маргарита Хемлин. Несмертельные вещи

  • Наталья Громова. Улетевший дом

  • Равшан Саледдин. Частная жизнь

  • Анна Матвеева. Горный щит

  • Владимир Валуцкий. Покровка, дом №9

  • Александр Добровинский. Небабушкино Внуково

  • Алексей Тарханов. С видом на квартиру

  • Ирина Муравьева. В одной знакомой улице я помню старый дом...

  • Ольга Трифонова. Дом на набережной

  • Андрей Рубанов. Мир хижинам

  • Леонид Чачко. Моя родная коммуналка

  • Александр Терехов. Ксенос

.
wilmersdorf

Лола

Оригинал взят у mollyglott в Лола

Вот такая вот она. Лола. Смотрите фотографии-иллюстрации к стихам Эдуарда Лимонова. Фотографии были сделаны мной на фестивале "Бархатное подполье". Где все было очень бархатно и очень подпольно.

Магдалена Курапина

Плескается Лола. Шумят Года...
Плескается Лола. Шумят года.
Никто не уйдёт живым...


Лола, Лимонов, Курапина

Смыкается в ванне моей вода
Над телом твоим молодым...
У ведьмочки жёлтый побритый пах
Выныривает из вод,
Collapse )
.