Category: животные

berlin

Горан Лазовић // "Искра", 22.02.2016



ГОРАН ЛАЗОВИЋ НА БАЈКАЛУ: Дани љубави и ноћи пуног месеца

Слећем у Иркутск, после девет сати лета.

Колико ми још треба да постанем птица? — питам Наташу.

И она је уморна и неиспавана, и љута на моје руке.

Док сам спавао, радиле су нешто што јој се није допало.

Зајапурена је и рашчупана, нико не би поверовао да тако изгледа московска апсолвенткиња лингвистике, која ми од Шереметјева прави друштво: кренула код сибирске бабушке, Бурјаткиње, да се одмори и душу мало да доведе у ред.

Ничега се не сећам, осим приче коју ми је испричала на небу изнад Москве:

— Живео старац Бајкал са 336 синова и кћери.

Био богат и строг.

Collapse )
berlin

Эдуард Лимонов (фотографии)

Эдуард Лимонов на втором заседании КОМИТЕТА 25-ГО ЯНВАРЯ // Москва, 10 февраля 2016 года



<...> Всего на заседании в штабе движения "Новороссия" присутствовали 33 члена Комитета, не считая кота Игоря Стрелкова по кличке Хмурый. <...> Для общего снимка по итогам собрания задорный Егор [Просвирнин] хотел для троллинга «охранителей» сесть с портретом Путина в черных очках, который взирал со стены на членов Комитета все три часа его работы. Однако ему предложили взять вместо портрета на колени кота Хмурого. Но кот спрыгнул с колен русского националиста за секунду до вспышки — так едва не воплотилась в жизнь известная максима: «Если не Путин, то Кот [Стрелкова]». <...> источник



Collapse )
berlin

Эдуард Лимонов ЗОЛУШКА БЕРЕМЕННАЯ (стихотворения, 2015)

.


* * *

Боевые коты умирать уходили,
Понимая, что вдоволь, довольно пожили,
Забивались во тьму мрачных добрых пещер,
Где бы их не нашёл молодой изувер...

Ни студент, ни рабочий, ни северный лорд,
Там коты и лежали... Седеющих морд
Не увидят вовеки двуногие твари,
Заглотнувшие виски, и в пабе, и в баре

Насосавшие пива, двуногие бритты.
Боевые коты уходили, бандиты,
От огромных мамаш, от английских калош,
От вонючей резины с клеймом «макинтош».

Боевые коты фараонам шептали,
Иероглифы смерти блаженно читали.
Их Анубис приветствовал: «Здравствуйте, сэр!
Здесь тепло и приятно, и музыка сфер...»


* * *

Снег пошёл. Не слышат уши.
Ты, природа, мне приснилась?
Я хочу тебя послушать,
Но куда ты удалилась?

Мелким мальчиком, от кори,
Я лежу один, страдая,
А внизу — фашистам горе,
Их ведут толпой, толкая...

Вдоль развалин, вдоль вокзала,
Где высокая когда-то
Площадь шумная стояла,
С монументом про солдата...

Год сорок шестой, от кори
Я, мальчишка, загибался,
Ничего не слышал, вскоре,
Но, однако, оклемался...

Вырос, стал Добра и Света
Безусловный предводитель...
Я видал фашистов где-то,
Из окна их был я зритель...


* * *

— Дух добрых книг... А где же книги злые?
— О, этих книг Вам лучше не читать...
У них сквозь пол приходят домовые,
И бесы со страниц у них летать

Начнут над Вашей, мальчик, головою...
— Но ангелы, но ангелы-то где?
И что же я, от демонов завою?
И что же там, Офелия в воде?

— Злых книг, чьи злонамеренные чары,
Вам лучше, милый мальчик, не читать,
Там демоны, бегут как янычары
С клинками, Ваши руки отрубать...

Там червь ползёт, заглатывая жадно
Пейзаж, ландшафт, озёра, замки, лес...
Там так темно и так там безотрадно,
И как в Аду, кометы там надрез...

— Со временем летать не перестали?
— Там бухает, взрывается, свистит,
Вот если Вы в Донбассе побывали,
Когда над ним там «Точка-У» летит...
.
berlin

Эдуард Лимонов ЗОЛУШКА БЕРЕМЕННАЯ (стихотворения, 2015)

.


* * *

Те растения ещё живы,
Тех животных давно там нет,
Черемши самострел счастливый,
Рыб играние в лунный свет...

Моя молодость на Алтае
Вдруг прильнула к моим щекам,
В Казахстане, что близ Китая,
По ущельям и по горам...

В этих чащах гнездились волки,
И трещал по кустам медведь,
Там маралы живут без толку,
Чтобы доблестно умереть...

Там проезжий калмык с лошадки
Ищет, где его Чингисхан,
И луну созерцая сладко,
Крепко держится за стакан,

Там грибы с валуны размером,
И на крошечном КПП
С кривоногим милиционером,
Вдетым в тесные галифе,

Рассуждаем про корень чёрный,
В те прославленные года
Представлялся я как учёный,
«Академик», — звала орда...


* * *

Ты прибываешь в мир мужчины...
Коньяк, табак, клинки, морщины,
Одеколон и хриплый бас.
Всё, барышни, волнует вас...

Достанет старый дневничок,
Глотками пьёт, губами «чмок»,
Ха-ха-ха-ха, и словно змей
К тебе вползает без затей...

Стихи, рукою трёт о ляжку,
И опрокинул вдруг бедняжку!
Клюёт и разгребает вдоль!
И поперёк уже позволь!

А вечером, зардев лицом,
Она уж кошкою с котом
Так изгибает её спину,
Что сиси лягут на перину,
И возят о неё сосками.
«А он умён, и он с усами!

Ну чёрт, ну дьявол, ну, ну, ну!
Прославленный на всю страну
А как под моим брюхом водит!
Зачем же он сейчас уходит?

А, это он, чтобы нежней,
Вернуться тот час, и сильней...»

Такие мягкие мыслишки,
У барышни, как у воришки,
Проходят в буйной голове,
Порою даже целых две...

«Постой! Ещё! Давай, давай!
Я для тебя горячий рай!
А ты лечи мою чесотку!
Плюй, джентльмен на сковородку!
И как ошпаренный кричи!
Учи меня, ещё учи!»


* * *

Вставай мой друг, обнаружь себя
В кладбищенском ты лесу,
Когда мертвецы, скуля и трубя
Жуют свою колбасу...

Пройдёт гладковыбритый англосакс,
Северный мэн в шарфе,
Завязан у горла он туго так...
Перчатки его в траве...

Пройдёт по дороге на старый пруд,
Где пёрышки лебедей.
Своею метелью совсем сотрут
Докучных следы людей.

И где покосившийся есть сарай,
А за сараем волк,
Он войско своё сколотил из стай,
Тюремный волчиный полк...

Пойди, мой друг, загляни в «Блумингдэйл»,
Куда ты тогда ходил,
Когда ещё не изобрёл e-mail
Стив Джобс — молодой крокодил...

Ты боссу здесь покупал трусы
До этого, в их буфет
Лепил пельмени такой красы,
Которых прекрасней нет...

Где Рэми Сондерс, и Шмаков где?
Где пламенная Мэдисон?
Они утонули в той воде,
Где стирано флотских кальсон...

Где Сильвер с ногой деревянной, скрип,
Где Студио «Фифти Фор»,
И где допотопный ядерный Гриб
За Никсоном стал в упор...

Земля обратилась сто тысяч раз,
За это время дожди
Лишили Вас Ваших лживых глаз,
О, сладостные вожди!

Пойди, мой друг, обнаружь себя,
На кладбище в ранний час,
Когда мертвецы скуля и трубя
Стоят у могил как раз...
.
berlin

Стихотворения Эдуарда Лимонова из сборника СССР — НАШ ДРЕВНИЙ РИМ...

.


* * *

Все эти бабушки, все эти дети
Ездили ранее в твёрдой карете.
Их сотрясало, их так бросало!
Но путешествие всех развлекало.

Стали бывало. Сойдут по ступеням
В глубь ресторации, к Фролам и Феням.
Их, улыбаясь, встречал ресторатор,
Немец побритый, иль грек Пантократор.

Моцарт катался во всю по Европе,
Музыку слышал в каретном притопе.
То из Парижа, то в Вену, то в Прагу!
Моцарт весёлый, похожий на шпагу.

Фройляйн и фрау сквозь шторы глядели,
От знаменитого Моцарта рдели.
Театры пылали в багровом закате,
Через Дунай был паром на канате.

Лошади, женщины, дети, собаки
И у трактиров весёлые драки.
Воздух — навозом, вином и камином,
А если лето, то пах и жасмином...



ЗАБОЛЕВШЕМУ СТАРЦУ

Ты не охотишься, старик?
Твой пёс слинял, обмяк.
Как у порога половик,
Лежит он просто так.

Твой лес тебя уж позабыл,
В животных умер страх.
К твоей избушке подходил,
Кому не лень впотьмах.

Бродячий волк, и лось лихой,
И даже лез медведь,
Едва ты слабою рукой
Сумел дверь запереть.

Смерть также ходит где-то тут,
Животная она,
Идёт старик к тебе капут,
Объявлена война...

Бактерии волшебных рас,
Свирепы и сильны.
Впотьмах набросились на Вас,
Как слуги Сатаны.

Твой пёс и ты — обречены,
Как всякий, кто живой.
Бактерии со всей страны
Расправятся с тобой.

Ни женской ручки кипяток,
Ни болтовня газет,
Ни внука щёчки холодок,
Не остановят, нет.

Военного набега их...
Но ты их план сломай,
Бактерий победи лихих,
Жить дальше продолжай!



* * *

Тунисов и Алжиров
Прогорклые масла,
И катер пассажиров,
И шлюпка в два весла.

Шиповник цвёл как розы,
И ветром в нос шибал,
На палубе сквозь слёзы
Настиг девятый вал.

Сидела дама в шлюпке,
Повернута спиной,
В своей шотландской юбке,
И глаз голубизной

Взяла и окатила
Матроса-пацана,
Она его любила,
Всю ночь была пьяна.

Утёсы Гибралтара,
И цокот мандолин,
Она его гитара,
А он как сукин сын.

Ногами в парусине
Он даме помогал,
Втыкался в пах мужчине
Лица её овал.
.
berlin

...из книги Эдуарда Лимонова ILLUMINATIONES (2012)


Эдуард Лимонов ILLUMINATIONES

АКТ XVI. ПРОТИВ ТЕОРИИ ЭВОЛЮЦИИ

Додарвинизм/Ламарк

Обширное здание теории эволюции и — как составная его часть — теория происхождения человека не должны подавлять моих современников своей кажущейся грандиозностью, кажущейся «научностью». Тем более когда дело касается науки XVIII и XIX веков. Исследовательская методика была в те времена в примитивном состоянии. XVIII век пробудил огромный интерес к природе, недаром его называют «веком просвещения». Однако…

Однако исследовательские возможности были невелики, большей частью описания производились на основании простого осмотра (причем ботаника, естественно, опережала зоологию). Животных в основном наблюдали в несвободном состоянии (в зоосадах) или изучали мертвых, поскольку до изобретения фотографии было еще далеко, то рисунки и гравюры запечатлевали их облик, не говоря уже о наблюдениях за животными в их естественной среде обитания — такие наблюдения были редкостью.

Collapse )

.
berlin

...из книги Эдуарда Лимонова ILLUMINATIONES (2012)


Эдуард Лимонов ILLUMINATIONES

АКТ I. СОЗДАТЕЛИ: ЗАГАДКА ЧЕЛОВЕКА И ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Биоробот

Человек, конечно, биоробот. Робот уже только потому, что не знает, кто его создал, и не знает, зачем его создали. Если бы знал, кто создал и зачем, в чем цель существования человечества,— не был бы роботом. А так, конечно, робот, безусловно, робот. Японцы создают роботов для уборки квартиры — домашних роботов. Японцы знают цель создания роботов-домохозяек, а роботы — нет. Японцы не пожелали снабдить роботов сознанием цели, да технически и не могли. Наши создатели, думаю, могли сообщить нам предназначение человечества, но скрыли его. Очень тщательно. Почему? Потому что оно ужасно?

Collapse )

.
berlin

Павел Поляков ЛИМОНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ // "Бродячая собака", 4 июня 2012 года




ПАВЕЛ ПОЛЯКОВ. ЛИМОНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ
ЧИСЛА (ЧИтают С Листа Артисты)

4 июня, в понедельник, в 20:00

Новая книга живого классика отечественной литературы удивит даже самых закаленных почитателей Эдуарда Лимонова. Перед нами гностическое учение о смысле и предназначении человеческой жизни, проповедь, рассказанная задиристым и себялюбивым старцем, не устающим ниспровергать предшественников и не стесняющимся увидеть мистическую подоплеку в самых, казалось бы, бытовых моментах собственной биографии.

В рамках проекта "ЧиСЛА", изобретенного "Бродячей собакой" совместно с лавкой "Собачье сердце" отрывки из философского трактата Эдуарда Лимонова ILLUMINATIONES прочтет актер театра "Красный факел" Павел Поляков.

Эдуард Лимонов: "Полякову от меня привет огромный. Пожмите ему руку".

вход: 200 руб.
.
berlin

Седьмая глава из книги Эдуарда Лимонова В СЫРАХ


Эдуард Лимонов В СЫРАХ

СМЕРТЬ КРЫС

От неё пахло, хотите верьте, хотите нет, как от вещей, только что выстиранных в стиральной машине и недостаточно выполосканных. Откуда у крысы, которая должна бы разить подвалом, либо, на худой конец, её местом обитания,― клеткой, запах стирального порошка? В конце концов я нашёл приемлемый ответ, объясняющий её запах. Крыс любила мыло, и каждый раз, когда я, бывало, переставал следить за её поведением и перемещением по квартире, мыло вдруг исчезало неизвестно куда. Она пахла мылом, поскольку ела мыло, видимо, для неё мыло было деликатесом!

Хитрая, она не тащила его в клетку, это, может быть, сделали бы глупые крысы. Она прятала краденое добро в недрах квартиры: как правило, под пуританскую койку в моём кабинете, Я видел некое количество раз, как она выходила из-под койки. Однако ни в чём её не заподозрил, так как вид у неё был самый невинный. На её физиономии был обычный деловой оскал: животное прогуливается, имеет право, и отстаньте все.

Позднее я обнаружил всё же под койкой несколько кусков с деликатными бороздками от её зубов. Она не позволяла себе вульгарно объедаться мылом, она его деликатно дегустировала, так сомелье, дегустаторы вина, наполняют палату рта своим излюбленным продуктом, действуя вином на все рецепторы. Ах! Ах!― возможно, думала она, чувствуя, что жизнь прекрасна.

Collapse )

.