Category: знаменитости

zm4

"И Бог создал женщину" С Брижит Бардо и Треттиньяном




1956 год, фильм итало-французский, в роли женщины, которую создал Бог- Брижит Бардо.
Красотка- хоть зажмуривайся, - не поможет (Чуть ли не сегодня ей увы, стукнуло 85 лет.)

Почему то все фильмы той поры, начиная ещё с "Набережной туманов", все происходят в городах у моря или в в маленьких портах. И "Касабланка" и множество других. Про сухопутную Францию может что и снимали, да наверняка, но до нас дошли только портовые фильмы
Ну так вот, Брижит Бардо играла таких девок-оторв, типа тех девок на которых я был (впоследствии во времени) женат. Они изводили мужчин, подвергали себя опасности, короче молодые преступницы.

Ну вот Брижит Бардо отлично играет молодую преступницу. И кто бы мог подумать, что внезапно уйдёт из кино ещё совсем молодой, и правильно сделает.
Я совсем недавно прочитал панегирик ей в книге, кого бы вы думали ? А в "Мемуарах" Жан-Мари Ле Пена.
Всем известно что Брижит Бардо занимается защитой животных. Она в каком-то смысле святая как Лев Толстой был.

Жюльет (героиня Брижит Бардо в фильме "И Бог создал женщину")- сирота из приюта, живёт в Сан-Тропе у родствеников. Все мужчины от неё без ума. В 1956 году я ещё ходил в шестой класс школы. И такие дьяволицы снились мне в подростковых буйных снах.
Интересно что известная сцена в которой пьяная Жюльет пляшет под негритянские ритмы подана как схождение белой девушки в чёрный ад. Подобная сцена есть в недавнем фильме "Ромовый дневник". Мотивы никуда не исчезают.

berlin

ЭХО МОСКВЫ поминает Эдуарда Лимонова... // 30 октября 2015 года

.
558007be53c03_11054311_838536522895934_1817718696997089443_o.jpg

НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ в программе ОСОБОЕ МНЕНИЕ

<...>

[Ксения Ларина:]
― Книги, про которые они говорят, они называют конкретные имена, конкретные фамилии писателя…

[Николай Сванидзе:]
― Я не помню. Дмитро…

[Ксения Ларина:]
― Корчинский по-моему.

[Николай Сванидзе:]
― Я не знаю этого человека, но он вроде бы имел отношение к УНА-УНСО.

[Ксения Ларина:]
― Нет, не знаю, к чему он имел отношение. Но сегодня в сети я прочла ссылку на 2010 год, когда он был одним из принимаемых активно здесь политиков украинских. Он был кандидатом в президенты Украины. И его активно пиарил Эдуард Лимонов в Москве.

[Николай Сванидзе:]
― А Эдуард Лимонов теперь просто певец Донбасса.

<...>

СЕРГЕЙ ПАРХОМЕНКО в программе СУТЬ СОБЫТИЙ

<...>

[Сергей Пархоменко:]
Хотя действительно в истории его есть несколько совершенно поразительных эпизодов, впрочем, совершенно не связанных с содержанием его книжек. Ну, например, он был лектором, как теперь стало понятно, на Селигере, многократно как-то его звали, он там этим самым селигерским путинским детям рассказывал разные подробности про революцию, как он это называл, революция «от кутюр», и всякое такое. Или есть прекрасная-прекрасная-прекрасная история про презентацию его книжки, вот этой самой книжки, одной из тех книжек, которая была будто бы изъята и то ли принесена, а потом тут же изъята из этой украинской библиотеки. Презентацию устраивал Лимонов здесь со своими нбпшниками. И Лимонов тогда говорил – о, это чудесная, прекрасная история – Лимонов тогда на эту тему нес следующее. «Я бы, — сказал Эдуард Лимонов, — будучи украинцем, голосовал бы только за Корчинского. Людям нужна возможность подниматься по служебной лестнице…». Ну, и прочее. Ужас, стыдобища.

<...>



...из интервью с Эдуардом Лимоновым // "Росбалт", 25 июня 2009 года

<...>

— Недавно, отвечая на вопросы читателей "Росбалта", вы дали понять, что между вами и украинскими националистами нет ничего общего. И все-таки что-то же вас объединяет с бывшим руководителем Украинской УНА-УНСО Дмитрием Корчинским, если вас вместе с ним однажды задержала московская милиция?

— Ничто никогда меня не объединяло и не объединяет с Корчинським (украинизированный вариант фамилии). После того как этот господин ездил читать лекции "нашистам" в их летний лагерь на озере Селигер, несколько лет тому назад, он для меня не существует. Друг людей, которые в те годы избивали нацболов железными прутьями и бейсбольными битами, не может быть рукопожатным. В отдаленные годы, лет десять назад, Корчинський действительно оказался в помещении штаба НБП в момент, когда туда явились милиция и ФСБ. И только.

<...>
.
berlin

Матвей Ганапольский, Алексей Нарышкин, Алексей Соломин (радио-эфир) // «Эхо Москвы», 24 мая 2015 год

.
1.jpg

программа ГАНАПОЛЬСКОЕ. ИТОГИ БЕЗ ЕВГЕНИЯ КИСЕЛЁВА

звук (mp3)

[Матвей Ганапольский:]
― Эдуард Лимонов, блистательный Эдуард Лимонов, писатель, политик, в «Известиях» написал на «Эхо» донос, продолжив нынче модную «гибридную «расправу с радиостанцией. Процитирую с удовольствием предложение чудеснейшего Лимонова, он пишет: «Репрессий не нужно, репрессии это старомодно. Нужно закрыть, сказать, что на время, а там не открыть никогда, — так и пишет реально, — вражеские радиостанции и СМИ. Кроме «Эха» закрыть «Коммерсант ФМ», РБК и «Новую газету», — хотя бы этих». Видимо, планы широкие у Лимонова. Дальше он пишет: «Лишить российского гражданства несколько десятков журналистов, и выслать их в Чехию — там до сих пор существует «Радио Свобода», — вот их всех возьмут на «Радио Свобода». Повторяю: диссидентам удалось сокрушить империю СССР своим нытьем и шуршащими страничками «Хроники», — имеется в виду ныне забытое, но когда-то популярное издание «Хроника текущих событий».

Если нашим пропагандистам обычно дают команды, кого и когда мочить, то уверен, что у Лимонова все абсолютно искренне. Он искренне забыл, как ему нигде не давали эфир, кроме «Эха», считая врагом страны. Теперь временно, — о чем он не знает, его записали в друзья, и дают эфир даже на государственных телеканалах. Но не буду подозревать Лимонова в короткой памяти, тут случай другой, клинический: перед нами писатель-политик, которого гоняли, запрещали, и даже посадили в тюрьму. Он возмущался и винил кровавую власть. А потом подумал, и предложил действовать тем же насилием, с каким действовали против него. Он искренний, Лимонов, поэтому не буду его ругать, потому что он неопасный.

Есть такая поговорка: «Сказанное слово слышит черт». Гораздо хуже него тихие мышки, которые ходят к нам на «Эхо», жмут руки, выпивают с Венедиктовым, и потом, в Думе и администрации президента предлагают те же решения, только скромно просят их не упоминать.

Это воскресная программа «Итоги недели» без Евгения Киселева. В программе участвует ее первый, основной состав — Алексей Соломин, Алексей Нарышкин, Матвей Ганапольский.

[Алексей Соломин:]
― И всегда готовый в случае возникшей технической пустоты встать на место Ганапольского, — ну, вы понимаете, кто может претендовать на место председателя суда, если что.

[Матвей Ганапольский:]
― Да, чаще случается интеллектуальная пустота.

[Алексей Нарышкин:]
― Скажите, почему вы решили для начала передачи выбрать текст Лимонова, прокомментировать его кляузу? Чем он вас зацепил, сами же сказали, что он безобидный. Он на протяжении полутора лет уже что-то тихо вякает.

[Матвей Ганапольский:]
― Скажу тебе честно и откровенно. Я Лимонова по жизни уважаю. Потому что до того, как сидел Навальной, как вообще появился Навальный, Лимонов был абсолютно бескомпромиссным борцом — не могу сказать с власть, но с порядками, которые он считал неправильными. Вдумайся: человек довольно элитной судьбы, написавший хорошие, интересные книжки, — он действительно замечательный писатель, кто читал, знает это, человек, отстаивающий свои взгляд — он реально сделал «нацболов», не будем говорить, правильные «нацболы» или неправильные и что они делают.

[Алексей Нарышкин:]
― Минюст уже все сказал про них.

[Матвей Ганапольский:]
― Да, все сказали. Но мне симпатичны люди, которые идут по своему пути. Я его не осуждаю, мне его жалко. Он этого не понимает. Если ему сказать, что Ганапольский его пожалел, он скажет «плевать».

[Алексей Нарышкин:]
― Блевать.

[Матвей Ганапольский:]
― Он сейчас по какой-то причине неадекватен. Потому что написать такое может только человек, который может быть руководитель этих мифических «нацболов», но явно не политик.

[Алексей Нарышкин:]
― Вот я вас поймал. Когда Лимонов был оппозиционером, он вам нравился, а теперь, как только он играет на стороне власти, он вам сразу не нравится. Почему?

[Матвей Ганапольский:]
― Ты сказал сейчас неправильно. Дело в том, что он был оппозиционером, и, наверное, и сейчас он тоже в каком-то смысле оппозиционер. Он же пишет в этом доносе, что ему не все нравится, что власть делает. Но здесь он подтверждает, что есть «враги государства», он так и называет — «враги государства» — те, кто говорит не так, не как Путин, — он считает, что это «враги государства» и предлагает расправу с врагами государства точно такую же, когда его считали врагом государства и расправлялись с ним. Когда-нибудь, думаю, когда этот сумасшедший дом закончится, когда нынешние правители уйдут и наступит такая холодная пауза осмысления, что мы делали и до чего мы довели страну во всех смыслах, после этого кто-то, какой-то тихий философ, или социолог, займется феноменом Лимонова. Как можно полностью сделать разворот на 180 градусов. Не в поступках, а в мыслях.

[Алексей Нарышкин:]
― Но мы же не считаем его проституткой, правда, что его кто-то купил?

[Матвей Ганапольский:]
― Так я и подчеркиваю — на мой субъективный взгляд его никто не покупал, в этом и чистота эксперимента.

[Алексей Нарышкин:]
― Феномен. Отлично.

[Матвей Ганапольский:]
― Лимонов. Мы вас любим. Как лабораторную мышку. Перейдем к первой теме. «Событие недели».

<…>
.
berlin

Юлия Латынина (радио-эфир) // "Эхо Москвы", 23 мая 2015 года

.
0_7be09_ee0eb4bb_XXXL.jpg

ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА в программе КОД ДОСТУПА

<...>

И еще один вопрос у меня про статью Лимонова в газете «Известия», который требует всех тут нас (и «Эхо», «Новую» и так далее) закрыть. Ну, видите ли, Эдуард Лимонов… На самом деле, если вы почитаете одну из его старых книг, написанных после заключения, он там рассказывает очень трогательную историю, когда он еще перед всяким арестом пришел сам, обратился в соответствующие инстанции и сказал «Ребята, а, вот, давайте нас использовать. Мы – национал-большевики. Вы, допустим, не можете… Вот, в Казахстане угнетают русских. Вы, допустим, не можете устраивать всякие акции, а мы будем устраивать всякие акции». То есть фактически Лимонов тогда предложил себя использовать в том же качестве, в котором сейчас используются российские военные на Донбассе. Типа, наша хата с краю, я не я и лошадь не моя, но, вот, как-то так получилось.

В общем-то, помимо Лимонова тогда нашлись другие материалы. Нашистов, в общем-то, сделали. Но как я понимаю, сейчас пригодился на эту тему и Лимонов.

<...>
.
berlin

Виктор Шендерович в программе ОСОБОЕ МНЕНИЕ // "Эхо Москвы", 10 мая 2012 года


Дмитрий Быков и Виктор Шендерович

<...>

Ольга Журавлёва: Давайте разберемся. Значит, хождение по бульварам и в том числе прогулка контрольная писателей, о которой вчера Быков рассказывал в этой студии и к которой присоединяется Виктор Шендерович, если я правильно понимаю...

Виктор Шендерович: Не только. Я хочу обрадовать любителей прекрасного, сегодня...

<...>

Ольга Журавлёва: А есть позиция еще одного писателя, Эдуарда Вениаминовича Лимонова.

Виктор Шендерович: Да. Прекрасная позиция. Эдуард Вениаминович Лимонов – действительно без иронии, хороший писатель. Но психологическое устройство этого господина таково, что он может быть на свадьбе только женихом, а на похоронах только покойником. Он через запятую ни с кем не может.

Ольга Журавлёва: Но он же аргументирует совсем другими вещами.

Виктор Шендерович: Аргументирует он очень смешно. Он пишет о трагизме собственной судьбы. Вообще когда человек бегает рядом с тобой, дергает тебя за рукав и напоминает тебе о своем трагизме, потому что сам ты этого не замечаешь, это, конечно, тот еще трагизм. Ерунда это все. Прости. Ерунда. Просто господин Лимонов не может быть через запятую ни с кем – он должен быть один со своей большой трагической судьбой, только один. Он не может через запятую.

Ольга Журавлёва: Но, вот, один фрагмент. Разве Лимонов не прав, когда он говорит, что «если тебя, простите, арестовывают на 15 суток, это значит, что они не хотят с тобой вязаться»? Потому что Лимонов имеет моральное право так говорить, правда же?

Виктор Шендерович: Секундочку. Значит, то, что запасы мерзости у власти очень большие и мы видим не 15 суток, а 15 лет у того же Ходорковского и так далее, фактически (ну, пока 11, не важно), да, тут спора нет и ничего нового он не говорит. То, что у власти большие запасы мерзости, это правда. Что это меняет в оценке ситуации? Для меня совершенно ничего. То, что власть, ну, что это не Северная Корея, а всего лишь Белоруссия, да, конечно, да. Ну, спасибо. Низкий поклон. Открыл Америку.

Дело же не в этом. Дело в том, что мы сегодня, ну, кто хочет (кто не хочет, пусть стоит отдельно в трагической позе, да?), мы понимаем, что сегодня надо... Мы тоже там самые разные, между прочим. Там, на секундочку, тоже не все единакомыслящие будут гулять по этому бульварчику. Тем не менее, мы понимаем, что сегодня важно... Вот, элементарное, просто на клеточном уровне. Начнем с малого. Мы имеем право гулять по родному городу в любом составе по любым маршрутам, не спрашивая разрешения начальника зоны. Точка. Этого надо для начала добиться. Вот, после инаугурации это первая задача у нас.


<...>

отсюда
.
berlin

Эдуард Лимонов // "Sex and the City", №19, июль-август 2009 года


Эдуард Лимонов

ОЙ, КАКАЯ!

Вспоминая о своих отношениях с Настасьей Кински, Моникой Беллуччи и Екатериной Волковой, Эдуард Лимонов приходит к выводу, что сексуальность актрис -- не самое в них главное.

Collapse )
.
Kurt Cobeine

Авдотья Смирнова о Лимонове и цензуре на ТВ

Разговорчики № 54. 22 августа 2008 г.

Авдотья Смирнова.

Тема: «Мужчины: кто они?»


Вопрос из зала: Кого сами никогда не позовете? (речь о передаче по телеящику "Школа злословия")

СМИРНОВА: Да, есть люди, которых мы никогда сами не позовем. Мы никогда сами не позовем писателя Веллера. Мы не зовем людей аутичных, не способных к диалогу, тех людей, которые не слышат вопросы, с которыми невозможна коммуникация. Понимаете, я очень люблю писателя Эдуарда Лимонова. Но я не хочу сидеть в одной студии с Эдуардом Лимоновым, потому что разговаривать с Эдуардом Лимоновым, по-моему, за последние годы не удавалось уже никому. Он существует в своем режиме монолога. И есть люди, которых мы не зовем, потому что знаем, что их не пропустит начальство. Начальство, безусловно, не пропустило бы Касьянова. Мы в свое время хотели позвать Каспарова, но совершенно по другим причинам, потому что Каспаров пропагандирует теорию Фоменко-Носовского, т.е. как бы расписывается в собственном безумии. И мы хотели с ним пободаться на тему Фоменко-Носовского, но сейчас бодаться с Каспаровым уже совершенно незачем. А его, конечно, не пустили. Насколько мы понимаем ситуацию, уже не задавая вопросов, «Другая Россия» на телевидении запрещена. Но при этом, наш начальник Владимир Михайлович Кулистиков, я обожаю с ним разговаривать, уникальный совершенно человек, и если кого-то там запретили, то ему звонишь. Он, во-первых, единственный телевизионный начальник, который всегда перезванивает сразу же, а во-вторых, в общем, он нам очень много позволяет и разрешает. То есть Доренко было нельзя, позвонили Кулистикову — нате вам Доренко. Шаргунова было нельзя, позвонили Кулистикову — берите Шаргунова. Он нас держит очень правильно, в такой вот резервации для городских сумасшедших, в которой ночью что-то там смотрят. И нам разрешает шалить, мы и шалим, пока можно. Будет нельзя — мы же уйдем всё равно. Мы же уже уходили один раз.

Взято отсюда.