Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

бушеми

Crocodile Eating Ballerina (1983) Photo by Helmut Newton

5478 Crocodile Eating Ballerina 1983 Photo by Helmut Newton.jpg


В Paris, куда я уехал в 1980-м, долгое время у меня висела на стене репродукция фотографии Ньютона «Крокодил и балерина». Из пасти чучела крокодила — ноги и попка обнаженной модели. Эта фотография нравилась моей покойной подруге Наташе Медведевой. Видимо, потому, что я иногда называл ее «crocodile».

В 1981-м я прилетел из Парижа в Нью-Йорк, мне нужно было продлить американский travel document. Узнал из газеты «Village Voice», что в магазине «Rizzoli» на 5-й авеню состоится презентация нового альбома фотографий Хельмута Ньютона. Что он сам будет в магазине и подпишет желающим книги. Я взволновался. Приготовился, надел, как юноша из хорошей артистической семьи, лиловый бархатный пиджак, белую рубашку в мелкий горошек и отправился.

Был жаркий день самого начала осени. Улицы обычно оживленного Нью-Йорка были полупустыми. Я ожидал увидеть толпу поклонников Ньютона, ажиотаж, волновался, что невозможно будет попасть в магазин. Но там было полупустынно, как на улицах. Швейцар указал мне на лестницу на второй этаж, когда я спросил его, где проходит презентация альбома мистера Ньютона. Ньютон сидел под лампой в кресле, как мне показалось, грустный. И одинокий, это мне уже не показалось. На втором этаже царил полумрак. Может быть, шесть или чуть больше пожилых по виду светских дам листали альбомы. К Ньютону никто не подходил.

Подошел я. Это стоило мне некоторого напряжения силы воли, но я бы себе не простил робости. Я сказал, что слежу за его творчеством, что раньше жил в Нью-Йорке, а теперь живу в Paris, что так же, как и он, считаю обнаженное женское тело мистическим объектом. Что я писатель, у меня вышла в Paris первая книга и имела успех в прошлом году…

Он был очень рад. Он сказал, что ему чрезвычайно приятно, что его работы близки молодежи. Мне было тридцать восемь лет, но да, я выглядел тогда совсем молодо, ни одного седого волоса, вполне себе представитель молодежи. Мы некоторое время поговорили еще с ним. Где-то в Париже остались мои дневники тех лет, там наверняка законспектирована наша беседа, однако дневники мне недоступны.

Он встал, чтобы мне было не неловко наклоняться над ним. Встав, он оказался довольно приличного роста крупным мужчиной. Нос его кончался таким серьезным утолщением, казался налепленным искусственно. Как делают клоуны. К нему стали подходить решившиеся приобрести альбом дамы. Он с неохотой уселся опять в то же темное кресло, чтобы подписать пару книг. С явной неохотой, не потому, что именно я его так привлек. Просто я был разительно моложе и необычнее всех, кто находился в магазине. Не прощаясь, я отступил в сторону, а потом спустился по лестнице и вышел на 57 Street. Альбом приобретать я не планировал, в тот год я был очень беден, a «Rizzoli» был роскошный богатый книжный магазин. Не говоря уже о том, что альбом фотографий формата cofee table стоит всегда дорого. <...>

В последние годы он, видимо, износился: «Мне, ей-богу, нечего добавить к мемуарам, которые я накропал в 1982-м. Что я могу сказать о двадцати прошедших с тех пор годах? Что сфотографировал еще тысченку-другую голых девок и наелся ими так, что они уже не лезут мне в горло? Что зарабатываю еще лучше? Что летаю только первым классом? Вздор! Ничего важного не произошло! Моя жизнь скучна!»

23 января 2004 года Хельмут Ньютон выехал за рулем своего «кадиллака» из паркинга отеля «Шато Мормон» на Сансет-бульваре. Его «кадиллак» внезапно увеличил скорость, перелетел улицу и врезался в стену противоположного отелю дома. Хельмут Ньютон скончался через несколько минут в реанимации госпиталя Cedars Sinai. Завидная смерть в восемьдесят три года.



Эдуард Лимонов,  «Книга Мёртвых-2. Некрологи»,  2010

zm4

В книжном магазине "Циолковский" прошёл творческий вечер Эдуарда Лимонова

Сегодня в книжном магазине "Циолковский" прошёл творческий вечер Эдуарда Лимонова. Людей собралось очень много. На фото - с известным адвокатом, музыкантом, литератором и моим старшим товарищем Сергеем Беляком. Новая книга Лимонова называется "Plus Ultra (За человеком)" - это своеобразное продолжение "Ересей" и "Illuminations". (C) Arslan Khasavov

Лимонов в "Циолковском"
Выступление Эдуарда Лимонова в популярном в Москве книжном магазине "Циолковский" по случаю издания его новой книги "PLUS ULTRA. За человеком" собрало массу друзей. (c) Сергей Беляк





  • ol_zor

Helmut Newton


«Для меня фотография - это процесс совращения. Какой бы властью ни обладал человек, в момент фотосъемки он принадлежит мне целиком. Не всем фотографам удается совратить моделей, у моей жены и у многих других это не получается. Они - честные фотографы, а я - нечестный». Хельмут Ньютон.

"В последние годы он, видимо, износился: «Мне, ей-богу, нечего добавить к мемуарам, которые я накропал в 1982-м. Что я могу сказать о двадцати прошедших с тех пор годах? Что сфотографировал еще тысченку-другую голых девок и наелся ими так, что они уже не лезут мне в горло? Что зарабатываю еще лучше? Что летаю только первым классом? Вздор! Ничего важного не произошло! Моя жизнь скучна!»
23 января 2004 года Хельмут Ньютон выехал за рулем своего «кадиллака» из паркинга отеля «Шато Мормон» на Сансет-бульваре. Его «кадиллак» внезапно увеличил скорость, перелетел улицу и врезался в стену противоположного отелю дома. Хельмут Ньютон скончался через несколько минут в реанимации госпиталя Cedars Sinai. Завидная смерть в восемьдесят три года." Э.Лимонов "Некрологи. Книга мертвых-2".

Collapse )
berlin

Эдуард Лимонов ILLUMINATIONES (2012, eBook)

berlin

...из книги Эдуарда Лимонова ILLUMINATIONES (2012)


Эдуард Лимонов ILLUMINATIONES

АКТ XVI. ПРОТИВ ТЕОРИИ ЭВОЛЮЦИИ

окончание XVI акта, начало здесь

Фактор времени

Важнейшее условие правдоподобности теории эволюции и, в частности, правдоподобности эволюции человека от обезьяны — это наличие времени, за которое эволюция могла произойти.

Теории эволюции было необходимо много-много времени. Ей нужна была длинная история Земли, чтобы выглядеть правдоподобно, из «гипотезы» выбиться в теорию.

Ламарк ратовал за длинную историю, поскольку был автором первой теории эволюции. В своем труде «Гидрогеология», напечатанном за семь лет до обнародования теории эволюции в книге «Философия зоологии», Ламарк предусмотрительно удлинил историю Земли. Позаботился.

Collapse )

.
berlin

...из книги Эдуарда Лимонова ILLUMINATIONES (2012)


Эдуард Лимонов ILLUMINATIONES

АКТ XVI. ПРОТИВ ТЕОРИИ ЭВОЛЮЦИИ

Додарвинизм/Ламарк

Обширное здание теории эволюции и — как составная его часть — теория происхождения человека не должны подавлять моих современников своей кажущейся грандиозностью, кажущейся «научностью». Тем более когда дело касается науки XVIII и XIX веков. Исследовательская методика была в те времена в примитивном состоянии. XVIII век пробудил огромный интерес к природе, недаром его называют «веком просвещения». Однако…

Однако исследовательские возможности были невелики, большей частью описания производились на основании простого осмотра (причем ботаника, естественно, опережала зоологию). Животных в основном наблюдали в несвободном состоянии (в зоосадах) или изучали мертвых, поскольку до изобретения фотографии было еще далеко, то рисунки и гравюры запечатлевали их облик, не говоря уже о наблюдениях за животными в их естественной среде обитания — такие наблюдения были редкостью.

Collapse )

.
berlin

Эдуард Лимонов (интервью) // "Известия", 3 июля 2012 года


Эдуард Лимонов

«ДУША — ГЛАВНАЯ ЦЕЛЬ СОЗДАНИЯ ЧЕЛОВЕКА»

Эдуард Лимонов изложил свою версию происхождения разумной жизни на Земле.

Новую книгу Эдуарда Лимонова Illuminations нужно сначала прочесть целиком. Потому что любые выдернутые из контекста цитаты грозят и автору, и «выдергивающему» тотальным непониманием. Однако помимо исторических гипотез в книге есть и вполне конкретный мессидж. За разговором о догмах писатель напоминает, что возможность распрямиться и посмотреть на небо, а может, даже и поспорить с «создателями» любых рангов, остается даже для запрограммированного «биоробота». С писателем встретилась обозреватель «Известий».

— О чем ваша книга?

— В этой книге я обратился к преданию о сотворении человека и предложил совершенно оригинальную теорию. Во всяком случае, я нигде об этом ранее не читал.

Во всех религиях только и говорится, что о душе, плоть презираема. Из этого я сделал вывод, что душа и есть основная цель создания человека. Кому-то моя догадка может показаться безумием. Но я не стесняюсь писать о вещах немодных, которых не принято касаться, наш материалистический рациональный век обходит их. А я имел наглость и смелость о них говорить.

— Кто герои ваших «прозрений»?

— В этой книге оригинальный взгляд на историю Мозеса (пророка Моисея. — «Известия).  До меня об этом писал Мирча Элиаде, у Фрейда есть работа, в которой он говорит, что Мозес был египтянином. Но я пошел дальше, пришел к выводу, что существовал «предпророк», я его назвал условно «Пророк М.», на основе прозрений которого создавались религиозные мифы. Впервые в русской литературы я попытался популярно разобраться, кто такой Пророк Мани.

— Ваши теории о сходстве разных религий могли бы послужить общему смягчению нравов?

— Это было бы здорово. Религия, которую можно было бы построить на основании того, что я написал, а я говорю об этом серьезно, это религия восторга перед человеком. Доселе нам проповедовали покорность, обвиняли во всяких несуществующих грехах. А тут я взял и воспел человека.

— Да, после глав о древних казнях и заговорах, о страдании человека от «божественного угнетения» гуманистический финал выглядит неожиданным.

— Для обывателя это выглядит как безумие. Но это потому, что нас отучили думать о высоком. В меру моих скромных сил я попытался разгадать эту тайну. Ничего  сверхъестественного в этом нет. Человечество уже стоит на пороге каких-то важных открытий, часть уже сделана. Если мы умудрились клонировать человека... Мы очень высоко взлетели.

— Но еще одна ваша теория о том, что человек — на самом деле биоробот, созданный как энергетическая пища для высшего существа, скорее вызывает ассоциации с фантастическими романами.

— Поверить в это трудно. Но ведь существует огромное количество знаков. Из огромного количества живых существ человек один уподобился иметь разум. Я утверждаю, что ему активировали головной мозг. Головной мозг есть у животных. Но ведь они не разумные. Или вот — у самки человека есть девственная плева. У других животных нет. Зачем? Получается, это моральное отличие. Конечно, человек был создан на базе фауны, но ничего общего с животным миром он не имеет. Разум его ставит на полпути к богам.

— А когда он доберется до Создателя, станет более человечным?

— Возможно, человек даже обретет бессмертие, если его душу не будет потреблять это хищное существо, находящееся в бездне хаоса.

— Но у вас в книге меньше говорится о душе, а больше — о пожирании энергии.

— Глава о душе очень большая, основана на доступных мне гностических источниках. В этой теме не все может быть доказано наукой. Это область гипотез, прозрений, гениальных догадок.

— Вы постоянно повторяете свои тезисы — рассчитываете, что читатель пойдет за вами?

— Я строил книгу как проповедь. А проповедь и должна быть такой, постоянно капающей на мозги.

— Вы рассказываете о пророках, которых люди принимали отнюдь не сразу. А когда, вы думаете, читатели поймут вас?

— Мне и так повезло. Я все же не какой-то инженер в темном углу Саратова, которого, что бы он ни написал, читать не станут. А на мои «чудачества» люди обращают внимание. Я не бегу за результатами. Мне важно было сформулировать для самого себя. Это медленно делается. Романчик сесть-написать ничего не стоит. А вот прозрения приходят, когда захотят.

— У вас живо описано, что даже пророки не застрахованы от соперничества. Одних прозрений может оказаться недостаточно?

— Да, у них было соперничество, Евангелие иногда проговаривается. Есть апокрифические книги. Я недавно посмотрел фильм «Прометей» Ридли Скотта. Это, конечно, голливудский кинематографический язык, но это попытка размышления на ту же тему. Там очень мощное начало. Потом, правда, слишком много рептилий: не может он забыть свою старую тему.

— В книге есть главы о любви, о сексе и даже о порнографии, которой вы возвращаете статус «полезного занятия». А как же искусство, которое все-таки тоже иногда дает человеку запас энергии?

— Но я же не могу обо всем написать. Я набрел на решение, что «любовь — преодоление космического одиночества». Я сам уверовал в это очень сильно. Там приводятся доводы. Как ни странно, это получилось не грубо, но убедительно. Это хорошо для человека, такая трактовка его возвышает. Почему-то к физической близости относились всегда пренебрежительно, как к чему-то глупому, звериному.

— Почему причину многих проблем, в том числе экологических, вы видите в развитии науки, в прогрессе?

— Я сталкивался с крупными учеными. Не буду называть фамилий, но у меня сложилось мнение, что они не мыслят широко. Более того, зависят от своей корпорации, часто врут, чтобы объяснить то, что расходится с их корпоративной правдой. Из-за этого они тормозят прогресс.

А историки? С ними такая же проблема. Истории как науки не существует, вся история — литература. Никто так и не определил, когда жил Александр Великий, совершил ли он свои подвиги. Вообще, многие вещи — это литература. Когда в исторической передаче на одной известной радиостанции ведущая говорит :«Такого-то числа Цезарь сделал то-то», я просто ухохатываюсь. Или когда в книге покойного Льва Гумилева читаешь о детстве Чингисхана, там буквально по дням расписана его жизнь. Ну откуда это известно? У монголов даже письменности не было.

— Вы предлагаете читателю развивать провидческие способности или все же отдать предпочтение тому самому «разуму», что так удачно отличает нас от животных?

— Мистическое измерение жизни абсолютно необходимо. Нужно приучить себя быть более наблюдательным. Думаю, у нас изначально была «талантливость» видеть мир приподнятым и свежим, глубоким.

— Вы, к сожалению, не приняли участие в Московском книжном фестивале, а должны были выступить со своим сыном Богданом. О чем бы вы рассказали, если бы встреча все же состоялась?

— Из меня отец плохой. И судьба у нас такая, и семьи уже нет, осталась только связь детей друг с другом. У меня нет рецепта, я слишком плохой отец.

Вот когда я вспоминаю своего отца, то это куски мелких событий: я с ним гуляю, полы его длинной шинели развеваются. Отцы и дети должны вместе проживать жизнь. Очень неплохо поставлено воспитание у чеченцев, я в тюрьме сидел с одним чеченцем, он рассказывал, что девочек мама воспитывает. А мальчик буквально с трех лет все время с отцом.

— Какой будет ваша следующая книга?

— Это будут «портреты», которые я публиковал в одном журнале: по 10–15 страниц о Марксе, Бакунине, Ленине. У меня была книга «Священные монстры», но там были короткие тексты и были не все герои.

Беседу вёла Лиза Новикова
.
berlin

Эдуард Лимонов В СЫРАХ (eBook)