Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Татлин-горе

Три рассказа из новой книги «Старик путешествует»



С 30 марта книга станет доступна онлайн в рамках проекта Bookmate Originals, а в апреле в издательстве Individuum выйдет уже бумажная версия. Три рассказа из новой книги «Старик путешествует».
zm4

К посту Э.В. "Осень в Нью-Йорке"

https://limonov-eduard.livejournal.com/1550069.html

Вспоминаю семидесятые в Нью-Йорке



Сегодня ветер… снег… со снегом ветер

И время для воспоминаний что ли

Сегодня время думать о Нью-Йорке
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Уже не встретишь Уорхола в Нью-Йорке

Он с лунными не бродит волосами

И красным рюкзачком, безумный чех

Уже напротив здания United Nations

Не пробирается веселый Трумэн

Капóти (cup of tea, не правда ль, верно?)

На брови нахлобучив свою шляпу

Во вторник толстый, а в четверг худющий…

Капоти Трумэн, writer, больше не в природе

Он из природы выбыл. Всё. Капут.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
И только снег и ветер по флагштокам

Сдувает флаги…

В Нью-Йорке. Плаза Хаммершельда Дага.

Здание United Nations как костюм двубортный.

Спиной к Ист-Ривер —

Словно сигарету,

Прикуривает гангстер, отвернулся

От ветра с океана

Стал спиной…
Даг Хаммершельд разбился в шейсят первом

Над северной Родезией, над Ндолой

В девяти милях. «Ди-Си-шесть» разбился…

Осталась плаза, площадь. Ветер… снег…
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Не пробирается веселой Джули…

Ах, Джули, Джули, нас ветра раздули

И умер наш приятель Леонид…

Пустой East-Side, пустой как инвалид

Рукав которого лишь ветер теребит…

Семидесятые… как память их болит

Там в памяти и я один стоит…

В очках…

berlin

Эдуард Лимонов ЗОЛУШКА БЕРЕМЕННАЯ (стихотворения, 2015)

.


Золушка беременная

I

Озябла Золушка на Новый год!
По снегу страшному она идёт,
Ботинки утлые, худые протекли,
А замок всё манит, тяжёлый, издали...

Он не приблизился, всё так же зол и хмур,
Снег шпарит перьями давно умерших кур,
Страдает Золушка и рукавичкой трёт
Под утлым рубищем беременный живот...

Бес волосатый прыгает вблизи,
От беса серою и водкою разит,
Служанкой девушку он в замок провожает,
Про графа Дракулу она ещё не знает...

II

Беременная Золушка в слезах,
Живот прикрыт рогожкою и шубкой,
Вот пробирается красивою и хрупкой
У вóронов и вóлков на глазах...

А чёрный лес, стволы поставив в снег,
Играет роль напыщенной природы.
Ей угрожают выкидыш, иль роды?
Санитария с гигиеной? — Смех!

Нет ни воды хоть тёплой, ни шприцов,
Лишь волосатый бес хвостом виляет,
Бес к замку Золушку сопровождает,
Но пособить не может, хоть готов...

Прыжками параллельным курсом, гном,
Зеленоватый скачет и косматый,
«Вот здесь, — он говорит, — прошли солдаты,
Но мы за ними, фройляйн, не свернём...

Солдат жесток, увидит Ваш живот,
И всё пропало, станете потехой,
В пехотной роте каждый пулемёт,
Воспользуется Вашею прорехой...»

Так медленно они идут сквозь лес,
И Золушка ругается сквозь слезы,
«Хотите ветчины?» — ей молвит бес.
«Как надоели все эти берёзы!»

III Старый Дракула

У прусских феодалов есть камин,
Семья большая, дети, Отто, Фрицы,
Валашский феодал живёт один,
Плюёт на пальцы, теребит страницы...

Папирус разворачивает чёрт,
И булочку в вино ему макает,
Граф Дракула, сидит в тепле, читает,
В окне двор замка видит старичок...

Там на колах проткнуты янычары,
Он мучит турок, православный граф!
О, во дворе кровавые кошмары!
(Нам всем известно, Дракула — кровав...)

Но булочку с вином вкушает Влад,
И водит по страницам костяными,
Фалангами, с бриллиантами большими,
Невиданных, неслыханных карат...

IV

И Золушку ведут на кухню...
Собаки, слуги, повара,
А плод ворочается, пухнет,
Поскольку в замке-то жара...

«Озябла? — говорит дворецкий, —
Замёрзла, бедное дитя?!»
Орех раскалывает грецкий,
Глинтвейн готовит ей, шутя...

«Какие древние чертоги!
Как здесь уютно и тепло!
О, Боги, о, святые боги!
Нас в Рай с малюткой занесло!»

По коридорам раздаётся
Дремучей палки древний стук,
Граф Дракула спешит, смеётся.
«О, дочь моя!» — кричит Паук...

«Отец! — Она его целует —
Едва до дому добралась..!»
Вся Трансильвания пирует,
У графа дочь его нашлась...

Граф гладит дочери живот,
Целует в щёки, граф доволен,
В колокола народ валашский бьёт
С высоких старых колоколен...
.
berlin

Екатерина Волкова (интервью) // "Glamour", №10, октябрь 2015 года

.
Glamour_2015_10_.jpg

ПОГЛОЩЁННАЯ ЭНЕРГИЕЙ

В прокат выходит фильм «Родина» Петра Буслова, ставший событием на «Кинотавре». Для Екатерины Волковой роль в этой ленте оказалась, возможно, самой важной в карьере. Она сыграла почти саму себя — женщину, которая отправилась в Индию и обрела там свободу.

Екатерина Волкова входит в студию — красивая, харизматичная, уверенная в себе. На ней обычная майка и тренировочные штаны, в руках — ключи от машины. Даже без макияжа она не выглядит на сорок один год и не похожа на мать троих детей. Между тем ее старшей дочери Лере уже двадцать два, она изучает социологию в Марбургском университете в Германии. На вопрос «Как дела?» актриса улыбается и отвечает: «Забрал собаку и ушел». Это она про мужчину с которым прожила вместе четыре года, — бизнесмена Василия Дюжева.

Collapse )Я ведь тоже не ангел, меня иногда несет. Могла запросто крикнуть в пылу ссоры: «Лимонов — гений!» Никакому мужчине не понравится, когда другого так возвеличивают. Гений не гений, но подарил мне двух необыкновенных детей — красивых, талантливых. Как я могу не быть Лимонову за это благодарна?

— Вы рассказывали, что расстались с Эдуардом Лимоновым, вернувшись из Гоа. Может, сейчас съемки «Родины» тоже так на вас повлияли? Они ведь именно в Гоа проходили.

— Это не я, это Лимонов в своей книге написал, что я приехала из Индии совсем другой, хотя мы после Гоа прожили вместе еще год и успели родить прекрасную дочь Александру. Так что Гоа ни при чем — и тогда, и сейчас. «Родина» — очень важный для меня фильм. Петя Буслов впервые дал мне прочесть сценарий несколько лет назад, он тогда назывался Flip Out. Фильм никак не удавалось запустить, пока наконец этим проектом не занялся Сергей Сельянов. Когда все закрутилось и у меня появилась возможность вернуться в рай, да еще и работать там, я была невероятно счастлива.

— Чем вас так привлекает Гоа?

— Именно там я научилась по-настоящему проживать и ценить каждое мгновение. Встречать рассветы, а вечером, на закате, выходить вместе со всеми на берег и провожать солнце. В Гоа это ежедневный ритуал. В первый раз я оказалась там, можно сказать, случайно: подруга вернулась оттуда загоревшая, похудевшая, похорошевшая и абсолютно счастливая. «Кать, — сказала она, — вот где твое настоящее место. Будешь есть фрукты, купаться в океане и заниматься йогой на песчаном пляже». И я сорвалась, полетела туда — впервые в жизни одна, потому что до этого если отправлялась куда-то отдыхать, то всегда с Лерой, старшей дочкой. Подруга не обманула: в Индии произошла моя встреча с самой собой, и это не пафос. Наверное, это имел в виду Лимонов, когда писал про изменения, которые во мне заметил. Оставшись там наедине с природой, тишиной, я обдумала свою жизнь и почувствовала себя, не сочтите опять за пафос, человеком Вселенной.

— Некоторые считают Гоа особым, мистическим местом.

— Это так. Не успеваешь о ком-то подумать, как тут же встречаешь этого человека, хотя он вообще из другой жизни и не должен был сейчас рядом очутиться. Или вдруг получаешь ответы на вопросы, которые долго оставались для тебя безответными.

Collapse )
.
berlin

Андрей Макаревич // "Сноб", 21 августа 2014 года

.


Открытое письмо Эдуарду Лимонову

Милый, милый Эдичка!

Прочитал твою статью в «Известиях» «Почему Макаревича необходимо наказать». Расстроился страшно. Оказывается, немолодым людям вообще нельзя играть на гитаре. Вот те раз. Книжки-то хоть писать можно?

Эдичкка, дорогой, зачем ты мне грубишь? «Дурень», «оболтус» — ну что это за слова? Во дворе за такие слова морду били. Не помнишь? Я помню.

Эдичка, зачем ты множишь уже подтухшую ложь про мой вояж на Украину? Ведь знаешь, что вранье, а множишь. А если вдруг не знаешь — может, сначала поинтересоваться? Или тебя так печалит моя известность? Ты же так и написал: «Он, к сожалению, известен.» Тут правда — у меня с этим лучше получилось. Причем наш возраст не позволяет надеяться, что это соотношение изменится. При таком раскладе на книжках, конечно, не заработаешь. В «Известиях» за вранье хорошо платят?

И самое интересное — про андропаузу. У тебя ровно полстатьи посвящено этому феномену. Ну конечно — кому как не тебе, имеющему беспримерный опыт минета у черных парней на улицах Нью-Йорка, разбираться в таких тонких вещах? Я, кстати, могу предоставить тебе это удовольствие — я, конечно, не черненький, но надо же и беленького попробовать. Или уже приходилось?

Кстати, посмотрим, как у меня с андропаузой.

Появляйся, шалунишка.

Андрей Макаревич

update:


.