Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

berlin

Магдалена Курапина // "redlilit.livejournal.com", 12 декабря 2014 года

.
Оригинал взят у magkurapina в Многоуважаемый Эдуард Вениаминович, Его величество!



Многоуважаемый Эдуард Вениаминович, Его величество!

Добрые люди подогнали номер "VOGUE", январь-2015.

И что же я читаю?

Такую свежую, такую оригинальную, ничуть не лишённую новизны статью Эдуарда Лимонова.

В которой он мимолётом — вот уже в тридцать третий раз, — упоминает некую загадочную и е*анутую на всю голову "стриптизёршу" — бывшую пассию.

Эдуард Вениаминович шесть лет кряду перманентно крутит шарманку о том, как "полгода прожил со стриптизёршей-she-пауком" — т.е. со мной.

Нет смысла прикрываться "художественными образами" и "персонажами", когда люди в нашей общей на всех реальности, Эдуард Вениаминович, не столь поэтичны, как Вы.

И воспринимают всё буквально.

Ты так много и красноречиво говоришь о "СВОЁМ", когда речь идёт о Родине, стране, политике, справедливости. И тебе веришь. Зачем же ты то здесь, то там нет-нет, да обольёшь меня ведёрком с помоями? Человека, который тоже СВОЙ. А ведь дьявол — в мелочах.

Сначала я относилась к подобным твоим выходкам с великодушной долей иронии. Ну — написал и написал ты где-то там про меня, ну, вывел ты образ "неадекватной стриптизёрши", ну, где-то приукрасил, а где-то и вовсе перекроил факты на своё усмотрение. Забавно. Местами — и правда вполне поэтично. Мне ведь известно, что ты живёшь в каком-то своём, созданном тобой и исключительно для твоего удобства, микрокосме. Я принимала все эти статьи, стихи, прозаические отрывки с лёгкостью, не зацикливаясь.

Но с годами мне это надоело, Эдуард.

Не могу молчать.

Я все эти шесть лет была по-человечески верна тебе. Принимала тебя, оправдывала, вступалась за тебя, когда следует, превозносила, нахваливала. Я была тебе другом, доверенным лицом, я держалась. Даже тогда, когда ты вспоминая обо мне, выносил эти воспоминания на публику. Оправдывая это то «художественным вымыслом», то тем, что ты не разобрался в ситуации.

То, что ты рассказываешь, не соответствует действительности. Как факт.

А действительности соответствует другое: когда мы познакомились, я была не "стриптизёршей", а студенткой 3-его курса режиссёрского факультета и литератором. Уже на тот момент (а не после знакомства с тобой, как бы тебе хотелось думать!) я УЖЕ заявила о себе в узком кругу профессионалов, как о человеке последовательном, одарённом и наделённым способностями. И ты, Эдуард, тоже польстился на мои рукописи, не так ли? Или это твой брат-близнец хранил мои стихи и прозу под подушкой, кропая мне с февраля по май любовные письма? (а уже в мае было положено начало нашим отношениям).

Если я и танцевала по ночам, живя с тобой, то только для того, чтобы заработать себе на обучение. Что никак не говорит в твою пользу. Днём студенты театрального ВУЗа, вообще-то, учатся; с 8 до 22; так что нужна ночная работа. И да, я делала то, что умею, то, что так или иначе имеет отношение к моей профессии — я выступала на сцене. Пусть, в клубе. Пусть — ночью. А куда деваться? Тогда, когда ты, приехав за мной в Петербург в Купчино на своей "Волге" (а вовсе не "вызвонив стритизёршу из Петербурга", как указано "В Сырах", «Дедах» и много где ещё), привезя меня в Москву и посадив в свою камору, ничуть не озаботился моей дальнейшей судьбой.

Сам ты — стриптизёрша.

"Чёрная энергия", "Dark energy", "истеричность", "хаотичность", всё то, что ты понаписал обо мне — отражение кривого зеркала. Я бы даже добавила, что не стоит переносить колебания СВОЕГО мироощущения на открытую миру, неунывающую и верящую в тотальную справедливость девочку. Коей я и была, и являюсь, и буду.

Тут следует сказать, что это не я "пожирала энергию", но всё происходило с точностью до наоборот. Ты несколько месяцев, поместив в замкнутое пространство, изводил меня и сводил с ума. Что, конечно, при моей закалённой (что уж, жизнь моя никогда не была легка!) и здоровой психике меня не сломало. Но довести меня до отчаяния тебе удалось вполне и на все 100%.

Ежедневные твои поступки и слова были с человеческой точки зрения необъяснимы и ничем не оправданы.

Чего только стоит один эпизод, когда ты, глядя мне в глаза, в первый(!) месяц нашего совместного быта, спросил: "Ну что, будущий предатель?". И это только один, не самый жёсткий (!), эпизод.

Ты ох**л, приятель?

Ты правда считаешь, что после такого и ему подобных заявлений с человеком можно адекватно продолжать общение?

Ага, сейчас, один момент, "будущий предатель" пожрёт, икнёт и продолжит как ни в чём не бывало тебе улыбаться.

Так не бывает, Эдуард.

Я не глухая, не тупая, не красивая мебель, не дура набитая, не ржущая "кобылка", коей тебе было удобно меня видеть.

В отношениях я — принципиальный, вдумчивый человек, верный и верящий друг, который достоин уважения. Я не «не заметила» и не проглотила те чудовищные фразы, которые ты в быту позволял себе отпускать в мой адрес.

Есть слова, которые говорить НЕЛЬЗЯ. Не только на тв или на радио, но и в повседневной жизни. Сказал — следует за них ответить. Как минимум — принести извинения, признать свою неправоту, несправедливость. Чего ты, увы, не умеешь делать в принципе.

Дожил до 70 лет, а так и не научился по-настоящему никого ценить.

Нет, ни Родину, ни Гёте с Ницше, ни партию, а конкретных людей. Женщин, которые были рядом с тобой в обыденной жизни. Не на страницах VOGUE, не в "политической борьбе" или в твоих иллюзиях, а в РЕАЛЬНОСТИ!

Абсолютно естественно, что после многократного словестного унижения тобой моего достоинства (в том числе — прилюдно), меня настиг момент слабости (твой излюбленный, который ты выдернул из контекста и смачно превратил в главное событие там, где у тебя речь обо мне).

Да, тогда я действительно ощутила бессилие, предалась унынию, да, плакала, да, начала воспринимать тебя в штыки — но мои эмоции были более чем оправданы. У меня с логикой всё отлично. С логикой поведения — в том числе. А чего ты ожидал в ответ на свои провокации?

Эти уже оскомину набившие эпизоды про, якобы, моё "выгоняние" — опять неправда. Что ж ты не напишешь о том, как за несколько дней до этого я сама ушла, уехала на неделю в Петербург, спасаясь от твоих критики, наездов, нападок (в книге "В Сырах" ты описываешь момент прихода приставов, когда я почему-то отсутствовала в Москве; ой, а где же я была?). Вспоминаешь, как ты выкрикнул с порога мне вслед "Только вернись!", полагая, что я не вернусь. Я не слабачок, я собрала себя по частям, заставила себя ещё раз поверить тебе и вернулась. Однако ты продолжил уничтожать меня обвинениями и оскорблениями. Сейчас мне наплевать, почему ты так делал: может, комплексы, может, тяжкий характер. Я привожу лишь факты.

С теми самыми охранниками, которые так серьёзно взялись за миссию «выдворения меня», уже на следующий день я пила пиво. Вот тебе и весь пафос «выгоняния».

Эти и другие перипетии я описала в своей рукописи, стараясь взглянуть на наше общение не только художественно, но и отстранённо, справедливо.

Уверена, что моя рукопись получилась ничуть не менее талантливой, чем лучшие твои книги.

Я хотела издать текст, но... передумала.

Не хочу. Я красивая, умная и подлинная. Я что, не обойдусь без публичных воспоминаний о тебе? Обходилась и дальше обойдусь. Такой сомнительный пиар мне только во вред.

Может быть, когда-нибудь и издам. Но только если мне предложат за это какие-то адекватные деньги, хотя кто предложит... Но теперь я решила так. Вот деньги на мои будущие проекты мне крайне необходимы.

Из-за воспалённого воображения с твоей стороны, и из-за чуткого терпения — с моей, я потеряла свою Любовь (стоит ли пояснять, что ею являешься не ты?).

Я сама виновата. Однако, среди прочего, моего возлюбленного однозначно за**али твои систематические бредни, от которых (учитывая твою известность) никуда не деться — всё равно наткнёшься. Вероятно, он уже не знал, что принимать за истину в отношении меня, а что — клевета. Может быть, в итоге он оказался в плену того однопланового образа меня, который создал ты для потребления. Что, конечно, его тоже не красит, хама эдакого, но от этого мне не менее грустно.

Отвали ты от меня, Эдуард!

Я тоже общаюсь и с Гёте, и с Ницше, и с Вагнером. И я тоже — представляешь! — мыслитель. Я знаю, как это — ощущать бытие "шестым чувством", превозмогая эго, всё низменное в себе, не стоящее внимания, несущественное. Не ты один такой "просветлённый" со своими проповедями.

И я даю тебе последний шанс, мой нынешний предатель. Запомни моё благородство!

Хочешь писать о бабах — ну так пиши дальше о каких-то "кобылках", их цвете трусов, вагинах и т.д.

А меня не трогай.

Я очень слабо вписываюсь в твои представления о женщинах. И более не хочу идти на жертвы, дабы ты пользовался мною в своих интересах, а тень из прошлого шла за мной по пятам; запас моего великодушия исчерпан.

Для меня отношения — это НЕ конфликт. Не игра. Не соревнование друг с другом.

Ты можешь возразить, сказав мне, режиссёру и драматургу, что конфликт — суть и основа бытия.

И будешь прав.

Однако: конфликт какого масштаба? Я не настолько примитивна, чтобы межполовые конфликты стали мотивом всех моих действий, моим основным интересом и смыслом жизни. Вот и ты не позорься. Хватит рвать пукан почём зря. Есть вещи для статей и поважнее.

Да, мы видим череду таких конфликтов повсеместно, мне до исступления досадно, противно, мерзко это наблюдать: люди ссорятся, ругаются, бьют по слабым местам, проклинают друг друга, банят в соцсетях. Чёрти что. Растрачивая на эту возню в куче говна бОльшую часть своего потенциала.

Вместо того, чтобы ментально объединиться, посмотреть в одну сторону, и вместе разрешать совсем другого уровня конфликты бытия.

Для меня отношения (я бы написала «Любовь», но не буду — мы с тобой к ней никак не приблизились) — это союз, таинственный сговор, магическое по своей силе соглашение двух людей.

«Теперь и навсегда, что бы ни произошло между нами (пусть даже разрыв! Объединиться — не означает слипнуться и пустить друг в друга корни), в миру ты ЗАЩИЩАЕШЬ и ЩАДИШЬ меня, а я — тебя». Оба — начеку.

Такова моя природа, мелкие подлости, подставы и предательства вне моей органики.

Очень жаль, что мне приходится говорить о таких, казалось бы, простых, но, как выясняется, не всем понятных, вещах.

Писать обо мне у тебя получается откровенно хреново — однообразно, невкусно. А истина дороже мне любого искусства, всех вместе взятых литератур и «художественных образов».

Раз не получается — так научись хотя бы БЕРЕЧЬ меня подлинную, никогда не поздно.

Не дядю Стёпу, не рака с горы, и не Лолу Вагнер. А меня — существо, которое, было дело, доверилось тебе.

Для этого — не пиши обо мне.

Оставь меня в покое.

В противном случае, я больше не буду БЕРЕЧЬ тебя.

Буду вынуждена разочароваться в тебе, чего делать не хочу.

И это — не мелочь.

Это как раз из разряда тех вещей, с которыми ты так рьяно хочешь соприкасаться и контактировать.

Это — метафизика, если хочешь.

Удач.

P.S. Почему я написала всё это публично? Потому, что мой адресат выбрал таковые правила, и будет логично и целесообразно их соблюсти. Очень надеюсь, что на этом мы и остановимся.


update от 18 декабря 2014 года:

P.S. Прошла неделя с момента опубликования этого поста. Я хорошо подумала, и сделала окончательный неутешительный вывод.

Вывод таков: всё-таки, общение с Эдуардом Лимоновым - моя ошибка.

Глупо сожалеть о прошлом, но свою ошибку, спустя 6 лет, я признаю.

Моё пребывание в иллюзиях окончено, я не смогла уберечь себя от разочарования.

В этого человека я больше тотально не верю.

"Нельзя вечно быть подающим надежды, рано или поздно нужно их оправдывать" (с, Джон Уилмот)

Мне стыдно за него.

Всё с ним связанное оказалось мне чуждым.

На мою поддержку он может отныне никогда не рассчитывать.

Тема для меня исчерпана и закрыта.

P.S. Оскорбляющим меня комментаторам ситуации (коих прилично понабежало без приглашения за эту неделю) отвечу ещё одной цитатой Джона Уилмота:

"Научитесь не замечать людей, которым Вы не нравитесь. Потому что люди, которым Вы не нравитесь, бывают двух типов: это либо глупцы, либо завистники. Глупцы через год Вас полюбят, а завистники сдохнут, так и не узнав секрет Вашего превосходства над ними."
.
berlin

Эдуард Лимонов // «Очарованный остров. Новые сказки об Италии» (сборник), 2014 год

.


Эдуард Лимонов
СЛУЖАНКА ЭТИХ ГОСПОД

В таких местах всегда жарко. Мандолины… Лимоны…

Кто пьет вино, кто пляшет с девушкой под мандолину…

А вот дорожка, ведущая в парк. Следуем по ней и, поскрипывая песком, шагаем в направлении дома. Ни садовника по пути, ни сторожа. В начале прошлого века жили куда беззаботнее нас. Никакой охраны.

Остро пахнут южные деревья и травы. Возможно, в ветвях висят плоды, какие-нибудь именно лимоны, но в темноте они заведомо не видны, не стоит и напрягаться. Хрустнула ветка, хочу я или не хочу себя проявить? Я еще не решил. Южные ночи, тут черт ногу сломит. Никакой луны, но дорожка светлого песка все же заметна, песок выручает.

А вот и тусклый свет. Это окна. Идем на окна. Свет слабый, поскольку, видимо, пользовались еще свечами. Или у них уже есть электричество?

Тут, у самого дома, светлее. Терраса чуть выше сада, на террасе стоит дом. Остекленные крупные двери на террасу закрыты. Можно подойти и взглянуть. С первого взгляда там мечутся люди, отбрасывая резкие тени.

Нет, там мечется только один человек! Он находится не у камина, а у самых дверей террасы по ту сторону от меня! Горят на столе свечи. Пять? Десять? Так вот, человек мечется между камином и свечами, и все эти огни дублируют каждое его движение, потому зрительное впечатление такое, как будто множество людей бегут, дерутся и при этом жестикулируют экспрессивно, как водится у итальянцев. Ведь каждый русский знает, что итальянцы жестикулируют от избытка страстей. Не правда ли, мы знаем?

Он не один. Мне удается, прильнув к стеклам, обнаружить, что он не один. Кроме него подле камина находятся еще трое. Две женщины и один неподвижный мужчина. Все они расположились в креслах.

Что он говорит? Он ничего не говорит, он издает звуки. Он воет музыку! Воет.

Кто-то идет. Это молодая женщина. Белый передник поверх черной мини юбки и блузки темного цвета, но какого, неясно. Она подошла и тоже заглянула в дом. Улыбнулась. Кивнула мне:

— Добрый вечер, синьор!

— Добрый вечер, синьорина!

Collapse )
.
berlin

Эдуард Лимонов (интервью) // "anat-nut.livejournal.com", 1 декабря 2013 года

.
Эдуард Лимонов

««КАЛАШНИКОВ» — МОЙ ЛУЧШИЙ ЗАЩИТНИК…»

В 80–90-годах статьи Бориса Нутрихина публиковали ведущие газеты Северной столицы. В качестве корреспондента Петербургском радио он дважды ездил на Кавказ, где бушевала грузино-абхазская война, передавал репортажи с фронта.

В Сухуми в 1993 году журналист встретил Эдуарда Лимонова и взял у него интервью. Их беседа может заинтересовать и современного читателя. Она дает представление о тогдашнем образе жизни и взглядах широко известного писателя и политика. Свидетельствует интервью и о профессиональной зрелости и смелости Бориса Нутрихина, об его интересе к незаурядным личностям и стремлении находиться в гуще событий.

Бывает же, утром зашел в пресс-центр Верховного Совета Абхазии и нос к носу столкнулся с Эдуардом Лимоновым! Вот он, «Эдичка»! И пока Лимонов с гудаутскими телевизионщиками не уехал в Эшеры, тащу его в местную «кафешку» — там и поговорим.


— Каким ветром здесь!

— В октябре был в Боснии, из Белграда военным бортом улетал вместе с Караджичем. Из Москвы двинул сюда, а летом был в Приднестровье. Так и мотаюсь по горячим точкам — хочу увидеть всё своими глазами. Это — история. Восстания, революции, войны. Разве можно быть безучастным?

— Позвольте, а роль стороннего наблюдателя не претит? Люди гибнут за свободу, за свою землю, а вы приезжаете за впечатлениями, вроде туриста на экскурсии...

— Ну, уж нет, позвольте вам не позволить: я на экскурсии не езжу. Везде, где я был, — был на передовых позициях, в окопах. В Бендерах — на Первомайской улице, в Сараево — не только в Гербовицах, прошу учесть.

Там мы с сербами пробирались на передний край, и я наравне со всеми стрелял. И по нам, кстати, тоже стреляли. Разделив риск смерти с этими людьми, я вправе считать, что нахожусь с ними на равных. А то, что писатель… Так у меня и задача такая — рассказать людям о том, что видел и понял…

Я не ставлю себя в какое-то исключительное положение. В Бендерах жил в батальоне, на позициях. Ночевал там, спал, где придется, нередко на земле. Нет, я не сторонний наблюдатель.

— В Абхазии вы тоже возьмете в руки автомат! Скажем, на переднем крае?

— В горячих точках я обычно отказываюсь от сопровождающих. «Калашников» — самый лучший защитник. В Приднестровье мне выдали АК-74С, и я с ним не расставался.

— Вы готовы воевать за Абхазию!

— Ну, я же сюда приехал, а не в Тбилиси! Что там говорить, справедливость, конечно, на стороне абхазского народа. Он стал жертвою агрессии.

— Как она стала возможной?

— Эту войну нельзя рассматривать как отдельно взятый конфликт. Общий корень всех горячих точек тянется из геополитики. Суть в том, что Россия отказалась от роли часового бескрайних евроазиатских границ, хотя роль эта нам предопределена исторически, географически, Богом и судьбой. Отказ вызвал огромное количество войн — от Адриатики до Камчатки. Если там пока нет войны, есть причины для конфликта.

На Курильских островах, например, вся эта территория была под охраной России, И Россия должна выполнять эту миссию. Надеюсь, что однажды, очнувшись, наша держава и наш народ вернутся к исполнению этой роли.

— Вам могут возразить, что между часовым и жандармом разница небольшая...

— А это их проблемы. Кто такой жандарм? Человек, охраняющий жизнь, здоровье и покой людей на определенном участке города. Это ли не почетно? Ну, не нравится вам слово «жандарм» — называйте «участковый милиционер». Для одних он олицетворяет порядок, для других (для кого, думаю, понятно) репрессии. Не знаю, как вы, а я отношу себя к первым.

— Эдуард, как вы оцениваете позицию российского правительства в грузино-абхазской войне?

— Как и любой приличный человек. Вообще то, что они там, сидя в Москве, натворили, можно расценивать по-разному, просчеты, ошибки, недоделки... Я квалифицирую это как преступления.

— Не шокирует ли старшее поколение абхазов ваша, скажем так, экзальтированная форма письма! Если не секрет, вы что-то напишете о здешних событиях...

— У меня ведь есть разные книги. Первая, например, вызывает шок у среднего, старшего поколений. Другие книги и политические, и эссе вызывают шок у разновозрастных демократов... Не стоит говорить о том, что не сделано, не написано. Поживем — увидим. Если я что-то напишу, что представляется мне разумным — это и будет хорошо. Другого судьи нет, есть автор. Уже выпуская книгу в свет, он рискует. Каждое слово — это риск, атака на будущее.

— Когда вы пишете, то ориентируетесь на западного читателя или на российского?

— До сих пор мои книги вызывали интерес и на Западе и в России. Скажем, первый роман переведен на пятнадцать языков! Я ведь не занимаюсь калькуляцией, когда пишу. Я выражаю доступными мне средствами всё, что нужным. Остальное — дело издателей и читателей.

— Когда вы собираетесь на войну, что берете с собой?

— Да ничего особенного: какие-то бумаги, пару свитеров, блокноты. Куда бы я ни ездил, беру с собой одну сумку: лишние вещи обременяют человека. Иногда кладу в неё бутылку или две — для друзей, просто как подарок. Я не люблю вещи, не люблю шкафы, мебель, у меня нет ни квартиры своей, ничего...

— Вы записываете беседы или фиксируете их в памяти?

— Все аккуратно записываю. У меня и сейчас при себе блокнот.

— А я свой вчера потерял где-то под обстрелом…

— Я бы обязательно вернулся за ним, так как считаю, что в репортажах нужна абсолютная точность. Однажды, это произошло в прошлом году, я приехал в Вуковары через день после штурма города. Страшная там была мясорубка. В мертвецкой — трупы, трупы. Женщин, детей, взрослых мужчин. 80 или 70, многие со следами диких пыток — их доставали прямо из мешков. Было холодно, я писал и писал в блокнот, уже не чувствуя рук, и впопыхах сделал ошибку в фамилии доктора из центра идентификации трупов. Наверное. я уже никогда не увижу этого человека, но мне до сих пор так стыдно перед ним…

Люди, реально существующие, хотят быть самими собой. И когда мою фамилию искажают, мне это тоже неприятно. Действительность нельзя фальсифицировать даже в мелочах.

Эдуард Лимонов

Тогдашнее руководство «Телерадиокомпании «Петербург» не разрешило дать интервью в эфире.
9 марта 1993 г. его опубликовалагазета «Народная правда».
На снимке: Э.Лимонов (второй справа) и Б.Нутрихин (крайний справа) беседуют с абхазскими командирами.
Фото Бориса Нутрихина.

.
berlin

Татьяна Чеснокова и Наталия Черкесова РОССИЯ -- DELETE? (2007)


Россия -- Delete?

Татьяна Чеснокова и Наталия Черкесова
РОССИЯ -- DELETE?
2030 год: Глобальная схватка цивилизаций

серия: Угрозы России
издательства: Яуза, Эксмо, 2007 г.
твердый переплет, 336 стр.

ISBN 978-5-699-20601-8
тираж: 5.000 экз.

Перед вами исторический путь развития России, результаты социологических исследований, характеризующие "типичных русских" и прямая речь ведущих российских экспертов, предлагающих весьма разные проекты развития России. Среди них и люди, которых можно было видеть "в гуще уличных столкновений", такие как Эдуард Лимонов, и пламенные трибуны утраченной советской проектности, такие, как Сергей Кургинян, и возродившиеся евразийцы во главе с Александром Дугиным и отошедшие в последнее время в тень либералы - Леонид Гозман… А также люди, чьи взгляды и убеждения определить не так-то просто, но они всегда в первом ряду комментаторов и экспертов.